понедельник, 1 мая 2017 г.

Enfant terrible и Шестидневная война

Enfant terrible
и Шестидневная война
Александр Гордон, Хайфа

В июне 2017 года исполняется полвека со дня начала Шестидневной войны
между тремя арабскими странами Египтом, Сирией и Иорданией с одной стороны
и Израилем – с другой. Предлагаю вниманию читателя мои вариации на эту тему 

Война и мир 

Полвека назад, 7 апреля 1967 года сирийская артиллерия обстреляла с Голанских высот израильскую ферму. Армия Обороны Израиля ответила на обстрел: в ходе воздушного боя израильские ВВС сбили шесть сирийских самолётов МИГ. Шесть самолётов через два месяца перейдут в шесть дней победной войны. 

Мой путь в Израиль начался неприлично. В начале его был не мир, а война - Шестидневная война. Вдохновляющие на репатриацию думы, появившиеся на волне энтузиазма от колоссальной израильской победы над превосходящими силами арабских противников, были типичны для советских евреев моего разлива. Но когда по приезде в Израиль уроженцы страны спрашивали, почему я решил репатриироваться, и я отвечал, что всё началось с войны, что моё еврейское пробуждение произошло благодаря Шестидневной войне, от меня испуганно отшатывались: как война может служить источником вдохновения? Как истина может родиться в угаре национализма? 

Репатриация вопреки 

В детстве бабушка называла меня enfant terrible за «нездоровое» увлечение сионизмом и еврейской историей, за изучение иврита и антисоветские настроения. Она любила говорить по-французски, невзирая на принадлежность Франции миру капитализма. Французский язык был милее её сердцу, чем языки «еврейского буржуазного национализма» иврит и идиш, которые она учила в детстве. В конце концов она прекратила со мной всякие отношения за оскорбление дорогих для неё идеалов социализма. Все мои родные были против того, что я считал репатриацией. В статусе enfant terrible я провёл многие годы в СССР, а затем переехал в страну, которая носила то же наименование. 

Инна и Александр с сыном Ариэлем в только что полученной от Техниона
служебной квартире. 1981 год


Enfant terrible – в переводе с французского означает «ужасный ребёнок». В более общем значении речь может идти о человеке, ведущем себя вопреки правилам, принятым в обществе. Когда я уезжал в Израиль в 1979 году, я находился в меньшинстве: большинство ехало в «благополучные» страны. В этом смысле я тоже был enfant terrible. Советские евреи моего разлива не хотели переселяться в Израиль. Он был слишком мал, представлялся излишне восточным, тесным, жарким, воинственным, религиозным, пересыщенным евреями. Киевским евреям нужны были крупные масштабы, большие возможности, западные мерки, прохладный климат, они опасались милитаризма и идеологии. Вопрос «Куда вы едете?» - почти всегда означал, в какой город США. Принимались кленовая Канада, сказочная Австралия, экзотическая Новая Зеландия и сулящая большую социальную помощь Германия. Большинство отрицало Израиль. Законным стал вопрос «Почему вы едете в Израиль? Ведь большинство едет мимо». У евреев, где-то в уголках сознания или, может быть, бессознательного есть тяга к «нормам», то есть отталкивание от своего народа, с которым связано так много из ряда вон выходящего и далеко не приятного. В разное время желание освободиться от национальной ноши принимало разные, иногда крайние формы. 

Самоненависть 

Еврейская самоненависть как явление стала заметна с расцветом эмансипации евреев. Статья К. Маркса «К еврейскому вопросу» - одно из ярких проявлений идентификации еврея с юдофобами. В 1840 году в Дамаске на группу местных евреев был возведён кровавый навет. Как обычно в таких случаях, дамасское дело сопровождалось антиеврейскими выступлениями во многих местах. В этот критический для евреев момент один из основоположников немецкой социал-демократии Фердинанд Лассаль обрушился на свой народ: «Подлый народ, ты заслуживаешь свою судьбу. Червь, попавший под ноги, старается вывернуться, а ты лишь ещё больше пресмыкаешься. Ты не умеешь умирать, разрушать, ты не знаешь, что значит справедливая месть, ты не можешь погибнуть вместе с врагом, поразить его умирая. Ты рождён для рабства». Прошло время и явление ненависти евреев к своему народу пришло в литературу. С перерывом в один год вышли в свет две книги: «Давид Гольдер» Ирен Немировски во Франции (1929) и «Еврейская самоненависть» Теодора Лессинга в Германии (1930). Книги выражали и описывали крайние формы нелюбви евреев к евреям и еврейскому. Евреи в романе Немировски «Давид Гольдер» выглядели и вели себя так, как их описывали идеологи антисемитизма во Франции и Германии: курчавые волосы, горбатый нос, влажные руки, крючковатые пальцы и ногти, смуглая, желтоватая или оливковая кожа, близко посаженные чёрные масляные глаза, тщедушное тело; они обнаруживают страсть к наживе, недобросовестность, умение обхитрить и заработать большие деньги не всегда честным путём, способность «сбыть недоброкачественный товар, спекулировать валютой, быть удачливыми коммивояжерами и посредниками при торговле поддельными кружевами или контрабандой…» 

Явление еврейской самоненависти, ярко проявившееся в идеях книги «Пол и характер» крещёного еврея, австрийского психолога Отто Вейнингера, проанализировал профессор Ганноверской Высшей технической школы, немецкий философ и публицист еврейского происхождения Теодор Лессинг в книге «Еврейская самоненависть». Основную идею книги он, по-видимому, заимствовал из жизни Вейнингера и из одной из его статей. В статье «О Генрике Ибсене и его произведении «Пер Гюнт» Вейнингер писал о Ницше как об индивидууме, испытывавшем особую ненависть к самому себе. Теодор Лессинг перенял из этой статьи понятие «ненависти к себе» (Selbsthass), чтобы объяснить психические особенности некоторых деятелей еврейской культуры, в том числе и самого Вейнингера. Направленная вовнутрь личности агрессивность мотивировала, согласно Лессингу, и переход Вейнингера из иудаизма в протестантизм, и его раннюю гибель – он покончил с собой. Еврейская самоненависть была патологическим результатом поисков «нормальности». 

Едва ли Лессинг успел прочесть книгу «Давид Гольдер», могущую обогатить его книгу интересным материалом. Вряд ли Немировски читала книгу Лессинга. Она не интересовалась литературой, описывавшей психологию евреев, подобных ей. Она была занята разоблачением еврейских недостатков. Её попытки самоочищения от еврейского, включавшие крещение и творение французской литературы, продолжались много лет, невзирая на неудачу в получении французского гражданства, - вплоть до оккупации Франции нацистами и трагической гибели писателя в газовой камере. Ирен Немировски была «ужасным ребёнком» по отношению к своему народу, который яростно критиковала. Её ждал ужасный конец в нацистском лагере смерти в возрасте 39 лет. Теодор Лессинг был «ужасным ребёнком» в Германии: он осмелился подвергнуть резкой критике народного любимца, президента Германии Пауля Гинденбурга, за восемь лет до того, как этот национальный герой привёл нацистов к власти. Лессинг предсказал победу нацистов при помощи Гинденбурга. После воцарения нацистов Лессинг бежал в Чехословакию, где был убит наёмным убийцей. 

Еврейская самоненависть была невротической реакцией на растущую мощь антисемитизма и выражением боязни бороться с ним за духовное национальное самоопределение. Слияние с окружающей средой, конформизм оказался удобнее вызова еврейства. На идише есть выражение: «Трудно быть евреем» (שווער צו זיין א ייד, швэр цу зайн а ид– пьеса по мотивам произведения Шолом-Алейхема). Многим это не под силу. Эйнштейну приписывается утверждение: «Мы, евреи, сохранились, потому что трусы нас покинули». В средние века раввин Моше бен Нахман (Рамбан, или Нахманид) вынужден был вести трудные и опасные для жизни дебаты с еврейскими отступниками, чья ненависть к евреям и иудаизму была более фанатичной, чем ненависть к еврейству со стороны их новых христианских единоверцев. Психологически было гораздо легче податься в чужие Палестины, чем жить в своей. 

Киевские евреи не погружались вглубь национальной истории и не доходили до крайностей самоненависти, они стремились к «золотой середине». Она была далека от еврейского государства. В аккорде прощания с СССР я чувствовал себя «ужасным ребёнком» по отношению к эмигрантам моего времени, так как, в отличие от большинства, отказался выбрать страну «неограниченных возможностей». Я выбрал страну ограниченных возможностей и неограниченных опасностей, страну с неопределёнными границами и определёнными врагами, страну трёх морей и трёх пустынь, стоящую на перекрёстке трёх континентов, страну, текущую молоком, мёдом и кровью. Я отказался от еврейского соблазна связать судьбу с чужим народом. 

Еврейская экзистенция 

До эмансипации в Европе несгибаемые и не растворяемые в массе основного, местного народа, евреи принадлежали к категории enfant terrible. Вопреки греческим и римским завоевателям-язычникам евреи дорогой ценой отстаивали свою, ни на что не похожую религию. Против желания христианских народов Европы евреи диаспоры сохраняли веру отцов, которая научила их ценить свои религиозные книги как величайшее духовное достояние. Со времени изгнания народа Израиля из его Земли Книга и её изучение оставались тем уникальным способом, который осуществлял единство рассеянного народа. Священные книги для евреев всегда были важнее зданий, картин и рукотворных изделий. Вера в чисто духовного, интеллектуально, а не чувственно постигаемого Бога обеспечила евреям прогресс духовности и дала способности к интеллектуальной деятельности любого вида. Обособленность и стремление быть другими проявились при создании еврейского государства. 

Израиль – «ужасный ребёнок» 

Израиль – «ужасный ребёнок», страна которая была создана против желания её соседей и арабского населения Палестины, и ведёт себя так, чтобы жить, а не исчезнуть по велению соседей. Эта страна с первого момента вызвала сопротивление всех существовавших на тот момент арабских государств, начавших войну на её уничтожение в день её рождения. Ещё не было «оккупации палестинских земель». Но само возникновение Израиля было вызовом арабскому Востоку, его «оккупацией» посторонними евреями. Как и многие другие национальности и этносы, арабы стремились к «гомогенизации» Ближнего Востока. 

В европейских странах усиленно призывали евреев переселиться в Палестину. Только Англия предвидела результаты переезда евреев на их историческую Родину. Это произошло из-за того, что Англия, владевшая Палестиной, смотрела на евреев арабскими глазами. Ещё не было «оккупации палестинских земель», но было противодействие заселению евреями Земли Обетованной со стороны арабов. Англия нарушила мандат Лиги Наций и отдала три четверти находившейся под её контролем Палестины новообразованному арабскому государству – Трансиордании, позже Иордании, монархии, не признанной ООН, а лишь Англией и Пакистаном. Израиль был «ужасным ребёнком» ещё в зародыше, до его рождения. 

Честь на Ближнем Востоке 

До образования Израиля в еврейском населении были группы, противившиеся созданию еврейского государства из-за нежелания сердить арабов. Арабы были недовольны образованием Израиля и моментально начали в мае 1948 года войну против только что родившегося «ужасного ребёнка». Их неудовольствие и несогласие с образованием Израиля продолжились после их поражения в войне за существование и независимость Израиля. Полвека, прошедшие после Шестидневной войны, были оформлены как стаж захвата израильтянами «арабских земель». Была создана легенда о том, что «оккупация» произошла в 1967 году. Все годы после Шестидневной войны арабы пытались навязать европейским народам амнезию: претензии к евреям начались после «июньской агрессии» 1967 года - не со дня рождения государства Израиль, а со дня воссоединения Иерусалима. 

Год 1981-й. Александр Гордон на границе с Ливаном после ночного дежурства,
в ходе которого ожидалась высадка террористов на дельтапланах


На арабском Востоке вопрос о национальной чести является главным. Ради «чести» владеть Ближним Востоком арабские страны усвоили парадигму «противления еврейскому злу насилием», вплоть до уничтожения «сионистского образования». Но в июне 1967 года произошло «землетрясение»: зажатые в клещи израильтяне победили трёх соседей – Египет, Сирию и Иорданию – и захватили больше территорий, чем им удалось удержать в войне на их уничтожение в 1948 году. История пошла против ожиданий арабов. Еврейское государство росло вместо того, чтобы, по замыслам лидеров арабского мира, утонуть в море, как Атландида. 

Арабская честь была сильно задета поражением в Шестидневной войне 1967 года. Стало неприличным представлять израильско-арабский конфликт исключительно как столкновение большого арабского мира и маленького Израиля, ибо арабские армии потерпели сокрушительное поражение. Гораздо выгоднее было представить дело как «агрессию» большого Израиля против «маленького героического палестинского народа». Раньше арабский мир воевал с Израилем. После сокрушительного поражения он понял, что ради «чести» большого арабского мира надо изменить роли и способствовать кристаллизации «палестинского народа», который ничем не отличается от соседних арабов. Такой «товар» легко продаётся и покупается на международном политическом рынке. «Прогрессивное человечество» охотно поддерживает борьбу «маленького палестинского народа» против «большого и агрессивного» Израиля. Чтобы усилить впечатление от этого пропагандистского шага, арабы выдвинули следующую идею: арабская пропаганда стала приписывать «палестинскому народу» черты еврейского – маленький, рассеянный, живущий в диаспоре, гонимый, лишённый родины, страдающий от геноцида. Произошла инверсия ролей. Рождался миф о «палестинском народе», ранее немыслимый даже в арабской среде. При этом рождающийся народ, получая еврейское обличье, нёс антиеврейский заряд. Арабский мир-Голиаф оказался побитым в Шестидневной войне израильским Давидом. Однако арабский мир сумел перевесить вывески: Израиль был объявлен Голиафом, а арабский мир породил своего Давида – «палестинцев». Маленькому палестинскому героическому Давиду позволено бросать национально-освободительные камни и служить человеко-бомбами ради сопротивления «оккупации». Арабские страны превратили Шестидневную войну в войну, длящуюся уже пятьдесят лет. Израильский ответ на арабскую агрессию 1967 года называют «агрессией», а возврат библейской сердцевины Земли Обетованной под контроль Израиля именуется «оккупацией». 

Агрессия и театр абсурда 


Вразрез с позицией большинства французских левых интеллектуалов, в том числе еврейского происхождения, французский драматург Эжен Ионеско, один из основоположников «театра абсурда» утверждал, что в Шестидневной войне имела место агрессия арабов против евреев: «Французские евреи-интеллектуалы, отравленные левизной, утверждают в письмах в газеты, что само присутствие евреев в стране Израиля является агрессией против арабов. Они предательски заимствуют это мировоззрение у арабов... Если жизнь евреев в Израиле – агрессия, значит, всё агрессия: французы – агрессоры на Корсике, в Бретани и Лангедоке. Алжирцы – агрессоры в Алжире, ибо они пришли туда из другого места. Весь европейский континент захвачен «агрессорами», пришедшими из Ирана и Азии». 

В своих мемуарах Эжен Ионеско писал: «Я знаю, что евреи удобрили их (арабские – А. Г.) земли, вещь вызвавшая зависть их соседей, которые сами не в состоянии этого сделать. Я знаю, что «передовые» арабские режимы вовсе не передовые и что военные круги и фашисты правят ими... Я за евреев. Я выбрал этот народ... Когда все считали, что у Израиля нет надежды (во время Шестидневной войны – А. Г.), я в отчаянии обратился к израильскому дипломату и спросил, чем могу помочь. «Я не могу сделать ничего, кроме как написать статью в газете» – сказал я. «Это много, – сказал он мне, – сделайте это, всё важно». Я написал статью, напечатал её в газете. Написал ещё одну статью. И у меня было такое чувство, что я что-то сделал. Это было эффективное действие, не особенно большое, но я сделал его от чистого сердца». Драматург знал, кто строитель и кто разрушитель на Ближнем Востоке, кто агрессор и кто фашист. Он обладал знаниями, недоступными многим европейским и американским интеллектуалам, для которых бездомные евреи были колониалистами, а арабы – аборигенами. Основоположник «театра абсурда» понял, где и в чём абсурд на Ближнем Востоке. 

«Мирный процесс» замораживается не из-за неуступчивости и воинственности израильтян, а ввиду упорного сопротивления палестинских арабов признанию евреев обладателями своей исторической родины и мирному сосуществованию с ними. Такое развитие событий естественно и понятно, так как «палестинский народ» был введён в историю как альтернатива евреям. Он был поднят на мировую арену бьющими вверх струями арабских нефтяных фонтанов. «Палестинский народ» несколько вышел из моды на Ближнем Востоке, но продолжает оставаться горючим для разжигания ненависти к Израилю и евреям. 

Палестино-израильский конфликт обозначился как столкновение по поводу существования еврейского государства, как экзистенциальный конфликт. Европейские страны продолжают представлять его как территориальный конфликт, а его разрешение как израильские территориальные уступки. Израиль сопротивляется отступлению к незащищаемым границам. Здесь снова обнаруживается желание Израиля быть «ужасным» ребёнком». 

Однако ослабленный Европейский Союз озабочен палестинскими делами гораздо больше, чем бедствиями стран, вовлечённых в «арабскую весну». Решение «палестинской проблемы» на английском языке звучит как создание «палестинского государства» рядом с Израилем. Решение «палестинской проблемы» на арабском языке – замена Израиля «палестинским государством». Перевод с одного языка на другой равносилен скачку из одной цивилизации в другую. Создание «палестинского государства» - мифическое решение «палестинской проблемы», мнимый корень алгебраического уравнения, образование новой страны, которой не было на «новом» Ближнем Востоке, разделяющемся на племена и погружённом в кровавую вакханалию. «Оккупированные палестинские территории», которые десятки лет были южно-сирийскими, сирийскими, а ещё раньше – турецкими, - это структура, построенная не на любви их жителей к родине, а на ненависти к народу, претендующему на ту же территорию. Еврейский народ лживо описывается как колониалист на своей Родине. 

Против политкорректности 


Представление израильтян как колонизаторов – ложь, на которой основаны претензии к евреям со стороны арабов, мусульман, РФ, ЕС, ООН, большинства западных СМИ и «правозащитников». Хаос, гражданские войны, геноцид и потоки беженцев в арабских странах и из них в Европу на протяжении последних лет подорвали обязательность соблюдения политкорректности. Израиль должен использовать кризис политкорректности, плыть против её течения там, где она ещё течёт, жить вопреки капитулянтской линии европейского либерализма, порабощённого энергетикой исламского радикализма. Исламская нефтяная энергия иссякает. Политкорректность, мелкая в духовном измерении, терпит неудачи в США и в Европе. Израильский enfant terrible обязан проявить волю к жизни и существовать по своим правилам, в соответствии со своими интересами, в своей обетованной избранности. 

Опубликовано 27 апреля в еженедельнике
«Новости недели», Тель-Авив 

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..