воскресенье, 4 октября 2015 г.

ИЗРАИЛЬ. ЖИЛИ, ЖИВЁМ И БУДЕМ ЖИТЬ

Непрерывность еврейского заселения и созидания в Земле Израиля во все поколения со времен разрушения Второго Храма


Д-р Авраам Геллер
16.06.10 


  В диспутах между еврейской и арабской молодежью, транслируемых по израильскому телевидению, нередко ощущается слабость аргументов еврейской стороны в споре об историческом и национальном праве нашего народа на Землю Израиля. Одна из причин этому – недостаток знаний истории еврейского народа, и особенно знаний о непрерывности еврейского заселения Земли Израиля во все поколения, даже после утраты нашим народом политической независимости. Расхожий термин – «две тысячи лет изгнания» – часто заслоняет от нас этот исторический факт первостепенной важности: что связь нашего народа с уделом отцов никогда не прерывалась, как не прерывалось и его духовное созидание в этой земле. Беспристрастное исследование свидетельствует о том, что «вклад, который внес в древности еврейский гений в Земле Израиля в мировую культуру, может сравниться с вкладом Греции и Рима… тогда как на протяжении двенадцати веков, со времен арабского захвата, Земля Израиля сошла с исторической сцены… и не внесла практически никакого вклада в мировую философию, науку и искусство» (из отчета Британской королевской комиссии от 1937 года – так называемой «комиссии Пиля»[1]).
В этом сочинении вкратце приводятся основные исторические факты, которые доказывают, что завоеватели, в разные периоды правящие в Земле Израиля, не смогли отлучить еврейский народ от его родины или даже подорвать его уверенность в своем праве на нее. Отсюда следует, что, по словам Бенциона Динура[2], «все рассуждения об “историческом праве” арабов на Землю Израиля ни на чем не основаны»; а если среди нас и встречаются неуверенные в собственной правоте люди, которые подхватывают подобные рассуждения, то это происходит лишь «от незнания и непонимания истории еврейского заселения Земли Израиля…»

Глава 1
Eврейская жизнь в Иудее в период от разрушения Второго Храма до упразднениянесиют[3]
(70-429 г.г. н.э.)

После того, как в 70 году н.э. римляне разрушили Иерусалим и Храм, еврейский народ утратил свою политическую независимость, лишился свободы и жизненной силы, но все же не оторвался от своей земли. Здесь продолжали жить десятки тысяч евреев, которые свято любили эту землю и ждали, когда рассеются тучи, что сгустились над головой народа, и придет Избавление. После разрушения Второго Храма евреи замкнулись в себе. То поколение возглавлял рабби Йоханан бен Заккай[4], который руководствовался словами пророка Йешаяѓу: «Ступай, народ мой, войди в покои свои и запри двери свои за собою, спрячься лишь на мгновение, пока не пройдет гнев» (26:20).
Для того чтобы верно оценить численность еврейского населения в Земле Израиля после разрушения Второго Храма, нам следует обратиться к наиболее достоверному историческому источнику того периода: сочинениям Йосефа бен Матитьяѓу (Иосифа Флавия). Хотя современные исследователи и считают, что цифры, приводимые им, завышены, однако все признают, что Флавий отличался обширными и точными знаниями о Земле Израиля того времени и о еврейских поселениях во всех ее уголках. Его описания во многом подтверждены археологическими раскопками. Иосиф Флавий явно стремился к тому, чтобы его читатели, включая тех, кто разбирался в тогдашней действительности в Земле Израиля, относились с доверием к его трудам; в предисловии к своей книге «Иудейская война» он пообещал читателям: «Все это я тщательно изоб­ражу так, как я это знаю из собственных наблюдений или сообщенных мне сведений… имея в виду, что обращаюсь со своим рассказом к таким лицам, которые знакомы с обстоятель­ствами дела»[5]. Поэтому трудно предположить, что Флавий приводил в своих сочинениях вымышленные цифры, – ведь этим он подорвал бы доверие к собственным трудам. Хотя, пытаясь угодить римлянам, он и исказил некоторые факты, связанные с ходом войны, однако поскольку он знал, что его труд дойдет и до таких знатоков как Веспасиан, Тит и Агриппа Второй, которые в течение четырех лет возглавляли войну против Иудеи и были досконально знакомы с топографией и населением страны, он не мог позволить себе приводить цифры, не имеющие под собой реальной основы. Флавий в самом деле стремился немного завысить цифры, дабы «сбалансировать» заниженные данные, приводимые нееврейскими историками, которые старались «выставить величие римлян… и на каждом шагу унизить и умалить иудеев», однако, как уже было сказано, сведения и цифры, приводимые им, не могли быть полностью оторваны от действительности.
Вот некоторые из описаний и статистических данных, приводимых Флавием относительно существующих тогда в Земле Израиля еврейских поселений. На основании этих данных мы можем сделать вывод о численности еврейского населения в Земле Израиля в период после разрушения Храма.
В конце периода Второго Храма Галилея была густо населена евреями: «Вся земля засеяна ее жителями, и нет в ней ни одной пустынной области. И поскольку земля там благословенна и плодородна, многочисленные города и села Галилеи полны людей, и даже в самом маленьком селе проживает 15 тысяч человек». Всего в Галилее было 204 еврейских населенных пункта. Таким образом, согласно этим данным, численность еврейского населения Галилеи составляла более 3 миллионов человек. Эта цифра может показаться преувеличенной, но стоит вспомнить, что еврейское войско в Галилее, которым командовал Иосиф Флавий, составляло 50-60 тыс. солдат, и это не включая тех жителей Галилеи, которые не вступили в войско, потому что не доверяли Флавию, а также приверженцев Агриппы Второго, которые вообще противились этой войне. Учитывая все эти данные, можно заключить, что в Галилее было тогда около 100 тысяч боеспособных мужчин. Известно, что во время войны количество воинов может достичь 10% от общей численности населения, и даже более того. На основе всего этого можно заключить, что численность еврейского населения Галилеи в тот период составляла по крайней мере миллион человек.
Что касается общей численности еврейского населения Земли Израиля, то Иосиф Флавий сообщает, что в год начала Великого восстания (66 год н.э.) число паломников, прибывающих в Иерусалим на праздники, составляло более двух с половиной миллионов. Это число включало в себя тех евреев, которые прошли положенное по Ѓалахе ритуальное очищение и прибыли в Иерусалим со всех концов Земли Израиля, а также из стран диаспоры. Если предположить, что число паломников составляло в то время приблизительно половину общей численности еврейского населения Земли Израиля, то можно прийти к выводу, что в Земле Израиля тогда проживало около 5 миллионов евреев. С этой цифрой согласно большинство исследователей. Даже знаменитый историк и археолог проф. Биньямин Мазар, который известен своей осторожностью во всем, что касается цифр, оценивает еврейское население Земли Израиля в период до разрушения Второго Храма в 4 миллиона человек.
Самым большим и значимым городом Земли Израиля был, разумеется, Иерусалим. В надписях на монетах, датируемых периодом Великого восстания, он назван «Святым Иерусалимом». По словам Филона Александрийского, этот город был столицей не только Иудеи, но и всего еврейского мира; Плиний Старший (известный римский политический деятель и естествоиспытатель; погиб при извержении Везувия в 79 году н.э.) также отмечает, что Иерусалим был в то время самым знаменитым из всех городов Востока. Судя по тому величайшему значению, которое имел Иерусалим для еврейского народа, можно предположить, что численность его населения составляла в тот период несколько сотен тысяч. Тацит свидетельствует, что в начале осады Иерусалима в нем находилось 600 тысяч человек, а Иосиф Флавий оценивает число погибших при осаде Иерусалима в миллион и более человек. Правда, он отмечает, что это были «не только местные жители, ибо со всех концов земли собрались в Иерусалим люди, дабы отпраздновать Песах, и вдруг оказались запертыми в осажденном городе».

***
Тит разрушил Иерусалим до основания, сохранив лишь три башни, расположенные севернее дворца Ирода, чтобы разместить в них сторожевые отряды Десятого легиона, а также, «дабы они поведали последующим поколениям об этом великом городе с мощными крепостями, над которым одержали победу мужественные римляне». Вокруг римского военного лагеря со временем образовалось небольшое поселение – его дома были обнаружены при археологических раскопках, которые велись в 70-е годы XXвека в Верхнем городе. Это поселение отвечало нуждам римского войска, в которое входили тысячи солдат, нуждавшихся в жилье и предметах первой необходимости.
Несмотря на грандиозные потери, которые понес еврейский ишув во время войны с римлянами, он начал постепенно восстанавливаться, во многом благодаря мудрому правлению раббана Йоханана бен Заккая и его преемника раббана Гамлиэля II[6]. Второе поколение после разрушения Храма уже настолько полагалось на свои собственные силы, что даже хотело примкнуть к новому антиримскому восстанию, вспыхнувшему на этот раз в провинциях Римской империи в конце правления Траяна (115-117 г.г. н.э.)[7]. Рабби Йеѓошуа бен Ханании[8] удалось утихомирить страсти и тем самым предотвратить участие евреев Иудеи в восстании. Он рассказал им свою знаменитую притчу о льве, у которого застряла кость в горле, и о журавле, извлекшем эту кость из львиной глотки[9].
Но не прошло и двух десятилетий, как вспыхнуло восстание Бар-Кохбы. Это восстание, которое возглавил «Шимон бен Косба, наси Израиля» (так Бар-Кохба подписывался под своими письмами, которые были найдены профессором Игаэлем Ядином[10] в одной из пещер в Иудейской пустыне), продолжалось более трех лет (132-135 г.г. н.э.). Из-за него еврейский народ также понес великие потери. По оценке римского консула и историка греческого происхождения Диона Кассия, жившего в начале 3 века н.э., автора знаменитой «Римской истории», в восстании Бар-Кохбы погибло более полумиллиона еврейских воинов: «Александр Север не осмеливался атаковать своих врагов в открытую, когда они сплочены, ибо число их было велико, и они боролись мужественно и отчаянно… Пятьдесят их крепостей и девятьсот восемьдесят пять самых знаменитых селений были разрушены до основания. В этих боях было убито 580 тысяч человек, а кто может счесть тех, кто умерли от голода, болезней и пожаров?.. Немало римлян также полегло в этих сражениях. И потому Адриан не начал свое письмо к Сенату со слов, принятых у всех римских императоров: “Я и легионеры – в полном здравии”».
На основе цифр, приводимых Кассием, мы можем сделать вывод, что еврейский ишув в Земле Израиля спустя 62 года после разрушения Второго Храма был все еще многочисленным и состоял из нескольких миллионов человек, ибо даже после непоправимого урона, нанесенного ему в результате подавления восстания Бар-Кохбы, когда было разрушено более тысячи еврейских селений по всей Земле Израиля, в ней все еще оставалось немало еврейских селений, главным образом, в Галилее. Очаги восстания были сосредоточены в основном в Иудее, а самым последним его оплотом, который разрушили римляне, был, как известно, Бейтар; о численности населения Бейтара во время осады мы можем отчасти судить по словам Талмуда: «Раббан Шимон бен Гамлиэль сказал: пятьсот школ было в Бейтаре, и в самой маленькой из них училось не менее пятисот детей; и все они говорили: если сюда придут враги наши, когда мы пишем гусиными перьями, то мы выколем им глаза этими самыми перьями» (трактат Гитин, 58а).
Жестоко подавив восстание Бар-Кохбы, римляне стремились окончательно свести на нет еврейское население Земли Израиля и уничтожить все свидетельства еврейского присутствия в ней. Такими свидетельствами были еврейские названия населенных пунктов и исторические воспоминания.
Адриан издал эдикт, запрещающий изучать Тору и исполнять заповеди. Он надеялся, что таким образом еврейский народ сотрется с лица земли, смешавшись с народами, принадлежащими к эллинистической культуре. Для того чтобы устранить из памяти жителей Земли Израиля еврейские географические названия, Адриан переименовал Иерусалим в Элию Капитолину (в честь самого себя – ведь его полным именем было Публий Элий Адриан), а саму Землю Израиля назвал Сирия Палестина. Евреям было дозволено приходить в Иерусалим только Девятого ава. Один из еврейских мудрецов того периода так описал самопожертвование жителей Иудеи, которые, невзирая на императорский запрет, оставались верны Торе и еврейской традиции: «Рабби Натан сказал: “…любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои” (Шмот, 20:6) – это сказано о евреях, которые живут в Земле Израиля и жертвуют собой ради исполнения заповедей. За что тебя приговорили к смертной казни? – За то, что я сделал обрезание своему сыну. За что тебя приговорили к сожжению? – За то, что я читал Тору. За что тебя приговорили к распятию? – За то, что я ел мацу. За что тебя бичевали кнутом? – За то, что я исполнил заповедь нетилат лулав» (Мехильта, гл. Итро). Наиболее знаменита история «десяти мучеников»[11], и среди них – рабби Акивы[12]. Поэтому неудивительно, что в те времена многие евреи скрывались в пещерах в Иудейской пустыне; другие эмигрировали в Вавилон, где властвовали персы, которые ненавидели римлян и относились к евреям с великой терпимостью.
Но даже в эти суровые времена в Галилее не прекращалось антиримское брожение. Отголоски этих событий запечатлены в талмудических сказаниях о рабби Шимоне[13] и его сыне Эльазаре, которые в течение тринадцати лет прятались в пещере и тайно боролись против римского засилья. Однако после смерти отца Эльазар изменился до неузнаваемости. Он помирился с римскими властями и стал «охотиться на воров» (то есть подпольных мятежников) и предавать их в руки римлян. За это его резко осудил рабби Йеѓошуа бен Карха, бросивший в его адрес гневные слова: «Уксус, что произошел от вина[14], – доколе будешь ты посылать на смерть сынов народа Господнего?» Когда Эльазар умер, мудрецы долгие годы отказывались предать его тело земле согласно еврейской традиции.
Жестокие эдикты Адриана постепенно отменил его преемник Антонин Пий (138-161 г.г. н.э.), и положение евреев значительно улучшилось. Им была возвращена духовная автономия инесиют. Теперьнаси заседал в Галилее, где была сосредоточена большая часть еврейского населения. У наси не было постоянной резиденции, он переезжал с места на место, в соответствии с потребностями жителей. Наиболее частыми местами его пребывания были Уша, Шфарам, Бейт-Шеарим, Ципори и Тверия. Названия «Элия Капитолина» и «Сирия Палестина» сохранились в течение долгого времени. Они были отменены только в начале 4 века Константином Великим под влиянием христианства.

***
Поскольку в годы антиримской борьбы власти конфисковали многие земли, принадлежавшие евреям, мудрецы активно поддерживали выкуп евреями земель у неевреев. Ради этого они даже разрешили подписывать сделки о покупке земель в субботу (см. Вавилонский Талмуд, трактат Бава кама, 80б). Мудрецы также издали указы, запрещающие сдавать в аренду неевреям земли и дома: «Нельзя сдавать им (неевреям) в аренду дома в Земле Израиля, не говоря уж о полях» (Мишна, трактат Авода зара, 1:8). И действительно, до конца 3 века большая часть Земли Израиля все еще находилась в руках евреев. Для того чтобы обеспечить демографическую устойчивость еврейского ишува, мудрецы издали указ, запрещающий евреям покидать Землю Израиля и перебираться жить в другие страны, и в то же время прилагали значительные усилия, дабы возвратить в Землю Израиля тех, кто покинул ее, спасаясь от гонений. Статус наси значительно повысился и в глазах евреев диаспоры, ишув креп и развивался, и к концу 2 века, когда должность насизанимал рабби Йеѓуда Ѓа-Наси, достиг материального и духовного расцвета. В 200 году было завершено составление Мишны, которая считалась наиболее значительным произведением раввинистической литературы за последние четыреста лет.
Множество еврейских поселений было восстановлено в Иудее, в прибрежных районах и на юге. Расцвет вызвал новую волну протеста против римской власти, которая со времен правления Константина Великого приобрела христианский характер, враждебный по отношению к евреям. В 351 году, в период правления императора Галла, в Земле Израиля вновь вспыхнуло антиримское восстание. По масшатабам этого восстания, сведения о котором крайне скудны, мы можем судить о еврейских поселениях того периода, находившихся вне пределов Галилеи. Мятежники завладели Лодом и другими населенными пунктами прибрежной полосы и прервали транспортное сообщение между Антиохией и Александрией, которые служили оплотами римской власти на Востоке. Это восстание также было жестоко подавлено. Отголоски этих событий можно найти в Псикта рабати, в комментарии на стихи из книги пророка Цфаньи (1:10-11): «И будет в день тот – слово Господа – крик громкий из ворот рыбных, и вой из мишнэ, и сокрушение великое на холмах. Возопите, жители Махтеша, ибо истреблен весь народ кнаанейский…» В комментарии сказано: «Крик громкий из ворот рыбных – это Акко; вой из мишнэ – это Лод; сокрушение великое на холмах – это Ципори; возопите, жители Махтеша, – это Тверия».
Три из этих четырех городов, жители которых участвовали в восстании, упомянуты и в писаниях Иеронима Стридонского (одного из Отцов Церкви, который жил в 347-420 г.г. и создал латинский перевод Танаха, позднее получивший название «Вульгата»). Археологические раскопки в Бейт-Шеарим свидетельствуют о том, что и этот город был разрушен во время подавления вышеупомянутого восстания, которое принято называть «восстанием Ципори». Однако эти города недолго лежали в руинах – в дни правления римского императора Валента II, спустя примерно двадцать лет после восстания, Ципори вновь упомянут как полностью еврейский город, а Тверия продолжала быть центром еврейского автономного управления (несиют). Вероятно, столь быстрое восстановление стало возможным потому, что официальные лидеры еврейства выражали четкую позицию осуждения этого восстания. Вот почемунесиют не понес кары и продолжил существовать в течение более чем семидесяти лет после описываемых событий.
О многочисленном еврейском населении, которое еще сохранилось к тому времени в Земле Израиля, свидетельствует Иоанн Златоуст, который в конце 4 века был назначен Константинопольским патриархом. Будучи ярым антисемитом, в одной из своих проповедей он горько сетует перед паствой на дерзких мятежных евреев, которые «многочисленны в Земле Израиля, многочисленны в Финикии и многочисленны повсеместно». Вышеупомянутый Иероним Стридонский, в свое время изучавший иврит у некоего раввина в Бейт-Лехеме, также с ненавистью отзывается о евреях, которые, на его взгляд, слишком быстро размножаются: «Еврейский народ множится, как черви»; а Блаженный Августин (еще один из Отцов Церкви, умерший в 430 году) добавил в один из своих комментариев Священного Писания любопытные слова:«Евреи живут в городах земли Кнаан и будут жить там вечно».
Спустя одиннадцать лет после «восстания Ципори», когда на императорский престол взошел Юлиан Отступник, еврейский ишув пережил краткий период расцвета, на общем фоне значительного ухудшения, которое началось с тех пор как к власти пришли христианские императоры. Христианские лидеры всегда видели в покорении Иудеи и в унизительном положении евреев неоспоримое доказательство правоты и преимуществ христианской веры. Из этого вытекало их враждебное отношение к еврейскому ишуву в Земле Израиля и к евреям, жившим в странах диаспоры. Юлиан, вопреки полученному им христианскому воспитанию, предпочел христианству греческую культуру, стремясь возвратить ей господствующее положение при римском дворе. Парадоксальным образом, это приблизило его к иудаизму, – он, как и евреи, ненавидел христианство. Возможно, он рассчитывал на помощь евреев, собираясь начать войну с персами, ибо во всех странах Востока, включая Персию, было многочисленное еврейское население. Укрепив свою власть, он прежде всего провозгласил в пределах своей империи общую религиозную терпимость и отменил привилегированный статус христианства. Он вернул евреям гражданские права и отменил особые налоги, возложенные на них его предшественниками.
Осенью 362 года Юлиан опубликовал свое «Воззвание ко всем евреям», в котором напоминал об отмене санкций, наложенных на евреев его предшественниками: «На всей территории моей империи вы будете свободны от тревог; наслаждайтесь спокойствием и горячо молитесь о моем царствовании пред Владыкой и Творцом мира… А когда я успешно завершу мою войну с Персией, я восстановлю святой город Иерусалим на свои средства и обновлю его, на что вы давно уже уповаете, и там восславлю вместе с вами Владыку Всевышнего».
В начале 363 года, за два месяца до начала войны с Персией, Юлиан пообещал евреям восстановить на свои средства Иерусалимский Храм и назначил одного из своих приближенных наблюдать за ходом строительных работ. Работы в самом деле начались, однако, к несчастью, произошла авария: на Храмовой горе вспыхнул пожар, вероятно, в результате землетрясения, и императорский поверенный был вынужден дать приказ о прекращении работ. Император в это время находился в пути, направляясь в Персию, и возможно, ничего не знал о случившемся в Иерусалиме; его поход потерпел неудачу, и в конце июня 363 года Юлиан скоропостижно скончался. Власть возвратилась в руки христиан, и все надежды евреев на национальное возрождение рассеялись как дым. Итак, их радость длилась всего лишь несколько месяцев. Именно в это время, по мнению археологов, ведущих раскопки около Западной Стены Храмовой горы (так называемой Стены Плача), и была выбита надпись на одном из камней Западной Стены: «И увидите, и возрадуется сердце ваше, и кости ваши, как зелень, расцветут». Этот стих взят из книги пророка Йешаяѓу (66:14).

***
С тех пор все римские императоры были христианами; они возобновили гонения на евреев и даже ужесточили их. В особенности христианская власть ополчилась на несиют, который был главным институтом еврейского самоуправления – как в духовной и законодательной сферах, так и в политической жизни, будучи официальным органом, представляющим еврейское национальное существование в Земле Израиля. Этот автономный институт признавался римскими императорами даже после покорения Иудеи, и в течение сотен лет римляне считались с ним и оказывали ему почет. Еще в 396 году был опубликован императорский эдикт, который гласил: «Каждый, кто осмелится нанести публичное оскорбление великим еврейским князьям, понесет кару»; однако даже жалкие остатки былого величия еврейской власти кололи глаза христианским властителям и духовным лидерам, которые вели оголтелую антиеврейскую пропаганду. Иоанн Златоуст описывал в своих проповедях богатство наси: «Разве нет у их наси, который собирает подати повсюду, несметных богатств? Разве малочисленны они (иудеи) в Земле Израиля, в Тире и во всяком прочем месте? Народ этот дерзок, бесстыден, кровожаден, нагл и жесток». В последних словах Иоанн намекает на то, что невзирая на гонения и унижения, евреи Земли Израиля не пали духом, и когда порой их терпение иссякало, они осмеливались восставать против угнетателей («восстание Ципори»). В конце концов это ярое подстрекательство принесло плоды в период правления Феодосия II (408-450 г.г.). Феодосий возобновил эдикт, который запрещал евреям иметь рабов-христиан, а также строить новые синагоги; а поскольку христианская чернь, подстрекаемая духовенством, время от времени разрушала существующие синагоги, наси не мог полностью воздержаться от возведения новых. Именно это послужило поводом для императора, чтобы упразднить несиют: «Поскольку Гамлиэль (VI) возомнил в сердце своем, что ему позволительно преступать закон, не понеся за это наказания, ибо он занимает высокую должность, то пусть знает, что мы повелели верховному царедворцу лишить его этого почетного титула». После смерти в 429 году раббана Гамлиэля VI, последнего наси в Иудее, был обнародован еще один императорский эдикт, повелевающий окончательно упразднить несиют. Так пришел конец этому институту, существовавшему в течение более чем трехсот лет (со времен раббана Гамлиэля II) после разрушения Второго Храма. Однако и после упразднения должности наси Земля Израиля продолжала быть духовным центром для евреев всего мира; Синедрион[15], заседавший в Тверии, сохранил многие свои полномочия, как например, сбор податей и назначение предводителей общин. Это позволяло евреям сохранять частичную автономию и после упразднения должности наси. Но поскольку христианские власти постоянно налагали на Синедрион всевозможные ограничения, его влияние все уменьшалось, постепенно сходя на нет. Со временем Синедрион был вынужден уступить главенство мудрецам Вавилона – страны, где евреи наслаждались полной религиозной и духовной свободой и политической автономией, лишенной какого-либо вмешательства со стороны властей.    

Глава 2
Духовное созидание в период несиют и еврейские поселения в Земле Израиля в 6 веке

В течение трех столетий существования института несиют в Земле Израиля были написаны многие шедевры еврейской литературы. В их числе следует прежде всего назватьМишну[16], составленную рабби Йеѓудой Ѓа-Наси; затем Барайту, куда вошли ѓалахические законы, которые опустил рабби Йеѓуда Ѓа-Наси и собрали его ученики, рабби Хия и рабби Ошая; а также Тосефту, вобравшую в себя дополнительные ѓалахические законы. Труд, начатый танаями[17], продолжили амораи Земли Израиля[18], творившие в течение двухсот лет. Плодом их трудов стал Иерусалимский Талмуд. Следует отметить, что кроме городов Галилеи, где находились йешивы, в которых амораи учили народ Торе, была йешива и в Кейсарии – городе, в котором располагалась резиденция римского консула. В этой йешиве преподавали знаменитые мудрецы, известные в Гемаре как «мудрецы Кейсарии» (рабанан де-Кейсарин). Амораи Земли Израиля, как правило, не занимались тонким анализом текста, называемым пильпуль[19], который был очень распространен в йешивах Вавилона. Об этом свидетельствуют слова аморая рабби Ирмии из Тверии (жившего в середине 4 века), который истолковал стих: «Водворил меня во мрак, как давно умерших» (Эйха, 3:6) так: «Это – Талмуд Вавилона». Иерусалимский Талмуд не был окончательно завершен. Его написание прекратилось около 400 года. Наряду с ѓалахической литературой в Земле Израиля в 4 и 5 в.в. стал развиваться Мидраш[20]. Его авторы, даршаним, во многих отношениях стали наследниками ѓалахических законодателей. Для того чтобы приободрить народ во времена гонений, на проповедях в синагогах мудрецы часто рассказывали мидраши и притчи, в которых объясняли внутренний смысл несчастий, которые преследуют евреев, а нередко в тайной или открытой форме критиковали христианство. Главы христианской церкви и императоры, находившиеся под их влиянием, чувствовали, что эти проповеди таят в себе угрозу дальнейшему распространению христианства, и стали яростно преследовать даршаним. В 553 году император Юстиниан издал эдикт, запрещавший произносить проповеди по окончании молитвы в синагоге, ибодаршаним «болтают всяческую несусветицу, которая не упомянута в книгах и которую они выдумывают сами, злонамеренно пользуясь простодушием своей паствы». ЛитератураМидраша, которая писалась в течение сотен лет, крайне обширна и богата (Мидраш раба,Мидраш ТанхумаПсикта,МехильтаСафраСифри и пр.)
Благодаря многочисленным археологическим раскопкам, проведенным во многих областях Земли Израиля (Кфар-Нахум, Бейт-Альфа, Бейт-Шеарим, Кфар-Барам и др.), мы узнали о цветущих еврейских поселениях, которые существовали в Земле Израиля в течение многих веков римско-византийского владычества. В этот период многие евреи по-прежнему занимались земледелием, и археологические исследования показывают, что еврейские земледельческие поселения существовали даже в самых отдаленных районах Негева. Великолепная синагога Кфар-Нахума, расположенная на берегу озера Кинерет, была построена из громадных искусно отесаных камней и богато украшена изображениями цветов, фруктов, животных и мифических образов, а также арамейскими и греческими надписями. Все это ярко свидетельствует о состоятельности этого еврейского поселения в 3 и 4 в.в.; нам также известно, что даже в 6 веке в Кфар-Нахуме жили состоятельные евреи.
Надпись, найденная в синагоге в Бейт-Альфа и гласящая, что напольная мозаика этой синагоги была выложена в дни правления императора Юстиниана (в первой четверти 6 века), также свидетельствует о состоятельном еврейском поселении, существовавшем там в конце византийского периода. Надпись на притолоке синагоги в Невории (расположенной на север от Цфата) гласит, что синагога была построена спустя 494 года после разрушения Храма, то есть в 564 году.
В римский и византийский периоды большой еврейский город был расположен и в долине Гадер, на север от современной Гедеры, на правом берегу реки Ярмух. Это место славится своими горячими источниками. В Талмуде говорится, что эти места нередко посещали мудрецы. Надпись, найденная в местной синагоге, свидетельствует о том, что в этот город часто заворачивали заезжие путешественники. Пол центрального зала синагоги был выложен роскошной мозаикой с надписями, сделанными в честь благотворителей; среди них упоминаются благотворители из Суситы, Кфар-Акавьи, Кфар-Нахума и Арбеля. Эта синагога была построена в 5 веке.
С конца периода византийского правления в Земле Израиля (начало 7 века) нам известно о существовании по крайней мере 43 еврейских поселений. Из источников, относящихся к тому периоду, мы узнаем, что в Иерусалиме также были тогда еврейские жители, которые платили подати в казну.
В начале 7 века власти все настойчивее стали требовать от евреев Земли Израиля принять христианство; и действительно, многие евреи были вынуждены пройти насильственное крещение. В те годы возобновилась война между Персией и Византией, и персидская армия дошла до самых границ Земли Израиля. Неудивительно, что многие евреи и самаритяне стали сотрудничать с персами, которые обещали даровать им существенные свободы. Во главе проперсидского движения стоял Биньямин из Тверии. Надежды на Избавление и пришествие Машиаха, связанные с персидским владычеством, известны нам еще с предшествующих поколений; недаром сказал еще рабби Шимон бар Йохай: «Если увидишь персидского коня, привязанного к дереву в Земле Израиля, – жди поступи Машиаха».
Евреи помогли персам завоевать Галилею, Кейсарию и район морского побережья; оттуда персы пошли на Иерусалим и после двадцатидневной осады в конце мая 614 года овладели городом. Они сожгли несколько церквей, и город был отдан в руки евреев. Мидрашрассказывает, что в те дни завоеватели Иерусалима возобновили жертвоприношения на Храмовой горе. С помощью евреев персы завоевали и Акко, однако осада Тира не принесла желаемых результатов. Еврейское войско под предводительством Биньямина из Тверии насчитывало около 20 тысяч воинов. В результате переговоров между персами и византийцами персы нарушили обещание, данное евреям, и после трехлетнего периода еврейского правления в Иерусалиме отдали город под власть христиан. По словам М. Авийоны, одного из ведущих исследователей данного исторического периода, «это был один из самых трагических эпизодов в истории нашего народа».
С возобновлением войны между Персией и Византией в 622 году Земля Израиля была вновь завоевана императором Ираклием. Он также нарушил обещание, данное евреям, и подверг их жестоким преследованиям. Евреи вновь были изгнаны из Иерусалима. Многие из них бежали из Земли Израиля, другие были вынуждены принять христианство, дабы спастись от смерти.
Продолжительная война между Персией и Византией истощила оба государства, и они не могли больше противиться проискам арабов, которые стали осаждать Землю Израиля с юга, после того, как Мухаммеду удалось заманить их в сети исламской веры. Арабы, возглавляемые халифом Омаром, в кратчайшие сроки (636-640 г.г.) завоевали многие страны региона. Это положило начало новой эпохе в истории Земли Израиля. На основе того факта, что в начале 7 века Биньямину из Тверии удалось собрать 20-тысячное еврейское войско, мы можем прийти к выводу, что численность еврейского населения Земли Израиля, которое было сосредоточено в основном в Галилее, составляла накануне арабского захвата несколько сотен тысяч человек.

Глава 3
Еврейский ишув в Земле Израиля в эпоху арабского владычества (636-1099 г.г.)

Армянский епископ и историк Себеос пишет в своей книге «История Ираклия», что в первое время после арабского захвата евреи пользовались благоволением и покровительством арабских завоевателей и даже собирались отстроить заново Иерусалимский Храм. Они приступили к строительству синагоги на Храмовой горе, однако арабы воспылали завистью, прогнали евреев и превратили начатое евреями здание в мечеть; поэтому евреи возвели себе синагогу в другом месте Храмовой горы. Согласно свидетельству Себеоса, мечеть, построенная арабами на том месте, где евреи собирались возвести синагогу, – это мечеть Эль-Акца. Надпись по-древнеееврейски, выполненная квадратным шрифтом, которая была найдена на монументальной колонне ворот, расположенных под мечетью Эль-Акца, сохранилась, по мнению Бенциона Динура, со времен построения синагоги в начале эпохи арабского владычества, когда евреям еще было дозволено молиться на Храмовой горе.
Рабби Авраам бар Хия Ѓа-Наси[21] (1065-1135 г.г.) рассказывает в своей книге Мегилат ѓа-мегила[22], написанной спустя короткое время после захвата Иерусалима крестоносцами в 1099 году, что «мусульманские властители относились к евреям благосклонно – они позволили им возвести на Храмовой горе дом молитвы и учения. И евреи… восходили туда в праздники и памятные дни и молились там… во все дни мусульманского владычества, пока не завладело Храмовой горой нечестивое царство Эдомское[23] (то есть крестоносцы – прим. авт.), изгнав оттуда потомков Ишмаэля. И с тех пор осквернено место, где стоял Храм… и евреям заказано молиться там… Ни одного еврея нельзя было встретить в Иерусалиме в те дни».
Покровительство, которого удостоились евреи от арабов после того, как те отвоевали Землю Израиля у Византии, явилось своего рода наградой за содействие, которое евреи оказали арабам во время войны. Позднее, когда на Храмовой горе были возведены мечети, евреи тоже входили в число «стражников святыни», а на нескольких еврейских семей была даже возложена миссия охранять всю Храмовую гору. Лишь тогда, когда престол захватил Омар II, евреи были отстранены от охраны мечетей, и отныне еврейские стражники охраняли только синагогу. Слова рабби Авраама бар Хии можно считать преувеличением; на основе различных исследований становится ясно, что еще багдадский халиф Аль-Мамун (правивший в 813-833 г.г.) запретил евреям восходить на Храмовую гору и молиться в синагоге, находившейся, по-видимому, там, где теперь расположено здание Махкаме[24].
После захвата Земли Израиля Фатимидами в середине 10 века евреям было вновь дозволено молиться в синагоге на Храмовой горе. Память об этой синагоге сохранялась в течение многих поколений и стерлась только после захвата Земли Израиля крестоносцами.
После того, как арабы завоевали Землю Израиля, ее еврейское население увеличилось. Многие еврейские беженцы, покинувшие Землю Израиля, спасаясь от преследований императора Ираклия, возвратились. Еще прежде в Землю Израиля прибыли евреи арабских стран, изгнанные Мухаммедом. Арабский историк отмечает: «Пророк изгнал евреев из Медины, и они направились в Сирию, Башан[25] и Йерихон». Они достигли и Эйлата, в котором жило тогда немало евреев.
В первые годы арабского завоевания, когда арабы еще нуждались в еврейском содействии, они были согласны делить с евреями право обладания святынями Иерусалима, как было упомянуто выше; и в Хевроне, в котором была синагога, расположенная около Меарат ѓа-махпела (Гробницы праотцев), евреи продолжали пользоваться одними правами с арабами. Однако вскоре арабы стали вытеснять евреев из святых мест. Сначала они отняли у евреев земли; потом стали «отнимать» и святость Земли Израиля, присваивая себе еврейскую традицию касательно святости того или иного места. Многие христиане и самаритяне, живущие в Земле Израиля, были насильственно обращены в ислам; преследования со стороны мусульманских властей не обошли стороной и евреев. Арабские воины стали селиться в городах и деревнях Земли Израиля, к ним присоединялись члены их семей; это привело к тому, что мусульманские власти начали отнимать земли у евреев и отдавать их арабам. Юридическим прикрытием этого послужило утверждение, что эти земли были конфискованы у евреев еще во времена римско-византийского правления, в качестве кары за мятежи, и потому принадлежат теперь новым завоевателям. Так началось планомерное изгнание еврейского народа с его земли. Присвоение арабами еврейской традиции касательно святости того или иного места в Земле Израиля привело к тому, что Иерусалим, самый святой город для еврейского народа, превратился в «Аль-Кудс», а вместе с ним арабские названия получили и многие другие места Земли Израиля.
Уже во втором поколении после арабского завоевания евреи явственно ощутили «ярмо Ишмаэля», пришедшее на смену «нечестивому Эдомскому царству». Изгнание народа с его земли особенно ужесточилось во времена правления халифов династии Аббасидов (750-868 г.г.). И тем не менее, евреи, невзирая ни на что, всеми силами держались за свою землю и старались укрепиться на ней.
Еврейский ишув в Иерусалиме расширился и стал основным еврейским центром Земли Израиля. Тверия, в противовес этому, утратила былое величие. В Иерусалиме была основана большая йешива, глава которой почтительно именовался «глава йешивы гаонЯаков»; он же был официальным представителем всего еврейского ишува Земли Израиля перед мусульманскими властями. Пользуясь упрочением своей власти, гаоны Иерусалима старались возвратить евреям централизованное автономное управление; частично им это удалось. Евреи многих общин диаспоры обращались с ѓалахическими и философскими вопросами к гаонам Иерусалима; они также возобновили обычай посылать пожертвования из диаспоры в Иерусалим, как это было принято во времена Второго Храма. Документы, сохранившиеся с тех времен, свидетельствуют, например, о том, что в 960 году «евреи из отдаленных общин, что на Рейне» обратились к мудрецам Земли Израиля с вопросами относительно слухов о том, что приближается конец изгнания, а также касательно некоторых ѓалахических законов. А в послании Иосифа, хазарского царя, рабби Хисдаю ибн Шапруту[26], которое было написано приблизительно в это же время, в числе прочего сказано: «Взоры наши обращены к Господу нашему и к мудрецам Израиля, к йешиве в Иерусалиме и к йешиве в Вавилоне… И да ниспошлет нам Господь, Бог Израиля, скорое Избавление, и да соберет рассеяния наши…» Все это свидетельствует о той значительной роли, которую играл в глазах евреев диаспоры еврейский центр в Земле Израиля вплоть до 10 века.
В первой половине 10 века слава иерусалимской йешивы достигла своего апогея; во главе ее стоялгаон Бен-Меир, который стремился возобновить деятельность Синедриона в Иерусалиме и распространить его авторитет на общины диаспоры во всем, что касается установления нового месяца и праздников[27]. Это привело в 921 году к полемике между главой диаспоры из Багдада и мудрецами Вавилона, вставшими на его сторону, и гаономБен-Меиром из Иерусалима. Рав Саадия[28], будущий гаон, вынес постановление, соответствующее мнению мудрецов Вавилона, однако гаон Бен-Меир не пошел на уступки, и в тот год праздник Песах праздновался в Земле Израиля и в общинах диаспоры в разные дни. И хотя в будущем такое не повторялось, однако полемика по поводу преобладающего авторитета иерусалимских мудрецов затихла еще не скоро. Наши источники свидетельствуют о том, что мудрецы Иерусалима еще много лет требовали себе этой привилегии, обосновывая свое требование словами из Пиркей де-рабби Элиэзер[29]: «Если в спор вступают пророки, живущие за пределами Земли Израиля, и простые евреи, живущие в Земле Израиля, то год устанавливается согласно мнению простых евреев, живущих в Земле Израиля».
Жители еврейского ишува были проникнуты убежденностью, что они являются истинными носителями традиций отцов и их прямыми продолжателями в деле духовного созидания. Сочинения многих стихотворцев, живших в Земле Израиля, – таких как Йосей бен Йосей, Янай и Эльазар Ѓа-Клир – вошли в молитвенники и в сборники кинот[30] на Девятое ава. По свидетельству Аль-Мукаддаси, арабского географа и путешественника (946-1000 г.г.), духовное творчество евреев вызывало зависть арабов даже спустя 400 лет после начала арабского владычества в Земле Израиля.
Из еврейских и арабских источников того периода, а также из археологических раскопок мы узнаем о многих десятках еврейских поселений, которые существовали в те времена в Негеве, в прибрежных областях (в Хайфе и Акко) и в других районах Земли Израиля.
В 8 веке был основан город Рамла, ставший столицей южных областей страны. В Рамле возникла большая еврейская община, а в окрестностях города – несколько поселений, в которых жили еврейские земледельцы. Что касается Кейсарии, то арабские историки так превозносили численность ее еврейского населения, что не побоялись оценить его в размере от 100 до 200 тысяч человек. Выше мы уже упоминали поселения на севере Земли Израиля. Среди факторов, повлиявших на увеличение численности еврейского населения в 8 веке, можно назвать и раздор, который произошел в Вавилоне между караимами и последователями раввинистического иудаизма, что заставило многих караимов – «скорбящих Сиона» – переехать в Землю Израиля, в надежде приблизить пришествие Машиаха.
В дальнейшем своим духовным созиданием особенно прославилась Тверия. Вошли в историю ученые-масореты[31] из семейств Бен-Ашер и Бен-Нафтали, которые в 10 веке развили и усовершенствовали систему огласования древнееврейских текстов. Их система известна как «тверианская». Она вытеснила вавилонскую систему и принята и в наши дни.
Еврейские общины были также в Тире и в Баниасе (Дан). В последнем за несколько лет до захвата Земли Израиля крестоносцами бушевало мессианское движение, получившее широкое распространение. Нам известно о существовании еврейских поселений и на восточном берегу реки Иордан – в таких местах как Адраи, А-Сальт, Раббат-Аммон, Джерба (возле Петры), Басра, Наве (около истоков Ярмуха) и в других местах.
Помимо больших общин, о которых мы рассказывали выше, были в Галилее и маленькие еврейские поселения. На севере страны они располагались в Кфар-Ханании, Гуш-Халаве, Дальтоне, Альме, а также в Нацерете, Бирии и Эльалии; некоторые деревни этой округи получили названия в память о своем еврейском прошлом, например Эль-Яѓудия, расположенная возле Ятира. В центре страны небольшое еврейское население существовало в Лоде, Бейт-Лехеме, Бейт-Нуве и Зраине, а на юге – в Бейт-Говрине.
Занятия евреев были разнообразны. Помимо земледелия они занимались торговлей и различными ремеслами: красильным и стекольным (в Тире); кроме того, среди них были ювелиры, врачи и аптекари. Еврейские купцы совершали торговые сделки по всему миру, включая Испанию, страны Северной Африки и Восточной Европы. Торговые связи привели к тому, что евреи из этих стран стали переселяться в Землю Израиля.
Во второй половине 11 века положение евреев ухудшилось в результате того, что в 1071 году Землю Израиля захватили сельджуки, которые правили в Багдаде от имени халифов династии Аббасидов. Египетская династия Фатимидов, которая правила в Земле Израиля около двухсот лет (868-1071 г.г.), не хотела отдавать власть по доброй воле. Война между ними и сельджуками длилась около двадцати лет и привела к значительным потерям среди местного населения. Когда сельджуки захватили Иерусалим, иерусалимская йешива перебралась в Тир, а оттуда – в Дамаск. Прошло немногим менее тридцати лет, и все еврейские общины Земли Израиля постигло новое страшное несчастье: крестоносцы ворвались в Святую Землю и залили ее кровью.     

Глава 4
Эпоха крестоносцев в Земле Израиля

В середине мая 1099 года крестоносцы подошли к северным границам Земли Израиля. Города Тир и Акко тут же превратились в форпосты крестоносного войска. За считанные дни крестоносцы захватили города побережья и достигли Яффо, жители которого – мусульмане и евреи – бежали. Город Рамле, в котором была самая большая еврейская община в Земле Израиля, также был покинут всеми его жителями. Так перед крестоносцами открылся путь в Иерусалим.
7 июня крестоносцы начали осаду Иерусалима, а 15 июня ворвались в город. Евреи Иерусалима мужественно защищали город плечом к плечу с мусульманами, однако войскам Готфрида Бульонского удалось прорваться в еврейский квартал, жители которого отступили на Храмовую гору и забаррикадировались там в синагоге. Крестоносцы подожгли синагогу, и все евреи, находившиеся в ней, сгорели заживо. Большинство защитников города, оставшихся в живых, были жестоко убиты. По свидетельству одного из писателей того времени, «резня была столь массовой, что крестоносцы стояли по щиколотку в крови мусульман и евреев». Те немногие, кому удалось выжить, были проданы в рабство на невольничьих рынках приморских городов Италии, и еврейские общины всего мира прилагали значительные усилия, чтобы выкупить их. И лишь единицы спаслись от смерти и рабства, бежав в Египет.
Захват городов побережья продолжался десять лет, с 1100 по 1110 г.г. Евреи участвовали и в защите Хайфы. По описанию одного из историков того времени, «жители, принадлежащие к еврейскому народу, встали вооруженные на городской стене… Они сражались мужественно и самоотверженно, пока христиане, которые в течение пятнадцати дней несли тяжелые потери, не отчаялись и не отступили… Еврейские жители, наряду с войсками сарацинов, храбро сражались; они лили с городской стены кипящее масло и смолу, бросали горящие факелы; однако христианские рыцари (войско Танкреда) были стойки и держались день и ночь, пока защитники города не были сожжены в пламени, их головы не были размозжены снарядами пращи, и они не были продырявлены железными прутьями и не стали прозрачными от великого числа дыр» (слова Альберта Аахенского, хрониста 1-го крестового похода, согласно трудам Бенциона Динура). Из многочисленных свидетельств современников мы узнаем, что до захвата крестоносцами Хайфа была преимущественно еврейским городом.
В 1100 году войско Готфрида Бульонского захватило и Хеврон, в котором была, по свидетельству христианского историка, синагога, расположенная у входа в пещеру Махпела. По словам историка, синагога была «чудесно разукрашена». Евреев Хеврона постигла та же участь, что и их братьев во всех городах, захваченных крестоносцами.
В первое десятилетие крестоносного захвата в Земле Израиля были уничтожены все крупные еврейские общины. Однако маленькие общины, расположенные в сельской местности, преимущественно в Галилее, практически не пострадали. После окончания захвата, когда крестоносцы прочно укрепились в Земле Израиля и наладили стабильные отношения с местными жителями, крупные еврейские общины стали постепенно восстанавливаться. Так например, знаменитый еврейский путешественник Вениамин Тудельский[32], посетивший Землю Израиля в 1167 году, нашел обновленную общину в Рамле – «триста евреев, а это был очень большой город, и в нем имеется большое еврейское кладбище». Только в Иерусалим крестоносцы не позволили евреям – «врагам Иисуса» – возвратиться, за исключением единичных случаев. Однако после того, как в 1187 году Иерусалим захватил Салах Ад-Дин, еврейская община была восстановлена и там.
Из всех княжеств крестоносного «Иерусалимского королевства» главным был, разумеется, Иерусалим. Крестоносцы называли его «Королевством Давида» (Regnum David) или «Израилем» (Israel). Как было сказано выше, когда крестоносцы упрочили свою власть в Земле Израиля, их отношение к местным жителям – мусульманам и евреям – значительно улучшилось, и они почти приравняли их права к правам христиан. Основной причиной этому послужила, разумеется, зависимость крестоносцев от продуктовых и прочих поставок, которые обеспечивали им местные жители – земледельцы и ремесленники. В благосклонном отношении крестоносцев к евреям в Земле Израиля проявилась своего рода «ирония судьбы» – в то время как в христианской Европе положение евреев все ухудшалось (в результате драконовых указов Иннокентия III[33] и т.п.), именно в крестоносном «Иерусалимском королевстве» евреи могли вздохнуть с облегчением.
Во второй половине 12 века крупные еврейские общины существовали в Тире, Акко, Ашкелоне, Тверии и Цфате; кроме того, в Галилее было немало еврейских деревень – Гуш-Халав, Кфар-Барам, Кфар-Амука, Кфар-Ханания, Кфар-Танхум, Кфар-Ниврата, Мирон, Дальтон, Бирия, Эльалия. В Иерусалиме было дозволено селиться только тем евреям, которые были красильщиками тканей – редкое и ценное в то время ремесло. Вениамин Тудельский описывает квартал евреев-красильщиков, расположенный неподалеку от дворца короля крестоносцев. Он также пишет, что в Тире нашел общину, состоявшую из пятисот евреев, а в Ашкелоне – из двухсот.
Евреи жили также в Сидоне, Кейсарии, Шхеме, Зраине, Бейт-Лехеме, Лоде, Хевроне, Бейт-Нуве и Бейт-Говрине. Во всех городах и деревнях евреи наслаждались политической и религозной автономией.
И поскольку страх перед крестоносцами был почти забыт, возобновились волны алии в Землю Израиля из стран диаспоры. Одним из величайших еврейских мудрецов, призывавших к восхождению в Землю Израиля, был, как известно, рабби Йеѓуда Ѓа-Леви. Его стихи вдохновили многих евреев совершить восхождение в Святую Землю – как его современников, так и представителей последующих поколений. Наиболее знаменитыми волнами алии того периода были: алия трехсот раввинов из Франции и Англии в 1211 году; алия евреев Северной Африки и алия Рамбана (рабби Моше бен Нахмана, Нахманида[34]) из Испании в 1267 году; алия рабби Йехиэля Парижского[35] в 1260 году и основание им йешивы в Акко, что привело к росту местной общины.
В середине 13 века в результате непрестанных набегов татар и мамлюков «Иерусалимское королевство» стало слабеть и распадаться. Жители начали покидать Землю Израиля, и та оказалась в запустении. Это печальное положение дел очень ярко описал Рамбан в письме к сыну, написанном им в Иерусалиме в 1267 году:
«…а что до Земли Израиля, то она пребывает в великом запустении, и многие жители покинули ее; чем больше святость места, тем больше в нем пустынность и разрушение. В Иерусалиме мерзость запустения ощущается сильнее чем где бы то ни было; Иудея разрушена сильнее Галилеи; и все же, несмотря на все ее разорение, земля эта прекрасна, и живут в ней около двух тысяч жителей, из которых христиан – около трехсот беженцев, спасшихся от меча султана; евреев же нет вовсе, ибо с тех пор, как пришли татары, все евреи бежали, а некоторые были убиты. Есть только два брата-красильщика, которые работают на султана, и по субботам у них дома собирается миньян[36] молящихся. И мы надоумили их, и нашли полуразрушенный дом, который когда-то был великолепен и имеет красивый купол, и взяли его, дабы устроить в нем синагогу… И мы вызвались добровольно отстроить и отделать этот дом, и уже приступили к работе, и отправили посланников в Шхем, дабы те принесли оттуда свитки Торы. И вот, отстроят этот дом и будут молиться в нем. Ибо в Иерусалим часто приезжают паломники, мужчины и женщины, дабы увидеть место, где некогда стоял Храм, и оплакать его разрушение. И как мы удостоились увидеть Иерусалим в разрушении, так да удостоимся мы увидеть его отстроенным и обновленным, когда в него возвратится Шхина – Божественное присутствие!»
Рамбан рассматривал алию в Землю Израиля как важнейшую заповедь-повеление Торы[37]. В своем комментарии на стих: «И осквернилась земля, и Я взыскал с нее за вину ее, и изрыгнула земля живущих на ней» (Ваикра, 18:25) он приводит изречение наших мудрецов: «Заселение Земли Израиля равноценно всем прочим заповедям Торы, вместе взятым»; а в размышлениях на тему Сефер ѓа-мицвот («Книги заповедей») Рамбама он говорит: «Заповедь завоевания Земли Израиля распространяется на все поколения [нашего народа]. Я утверждаю, что заповедь, которую так восхваляют мудрецы, – жить в Земле Израиля – является заповедью-повелением Торы[38], ибо Тора заповедовала нам унаследовать Землю Израиля и поселиться в ней. А значит, заповедь эта является заповедью-повелением и распространяется на все поколения.

2 комментария:

  1. Живём и будем жить только благодаря Путину и России-матушке (низкий поклон от евреев Ашдода) !

    ОтветитьУдалить
  2. При чем здесь Путин к жителям Ашдода?

    ОтветитьУдалить

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..