среда, 10 июня 2015 г.

ДИСКУССИЯ. РУССКИЙ ИЗРАИЛЬ СПОРИТ

БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЕ ПРОБЛЕМЫ: КАК МЫ ИХ ВИДИМ


ДИСКУССИЯ

Avrutin
АВРУТИН МАРК (А.М.), ВЕДУЩИЙ

В настоящее время внимание мировой общественности к двум очагам напряженности: Российско-Украинскому и Ближневосточному. Мы приступаем к обсуждению второго из них. Участниками дискуссии я видел многих своих коллег, которым послал приглашения. К сожалению, некоторые по разным причинам отказались, другие дали согласие, но свои материалы ещё не прислали: можно их понять – началось время летних отпусков. Тем не менее, часть материалов уже поступила, и они, на мой взгляд, представляют большой интерес. Надеюсь, коллеги разделят моё мнение и подключатся к обсуждению. Предлагаю начать с общей характеристики эпохи.

yehuda1
ИЕГУДА ЕРУШАЛМИ (И.Е.).

Не понимаю и от того не люблю слово «эпоха». Что оно означает? Отрезок времени и событий «от…» и «до…»?
Тогда задайте временные или событийные рамки.
Но ведь, речь явно идет о текущем моменте?
Но он многофакторный. Даже у Маркса и Ленина в их, достаточно примитивной теории смены политических систем, есть оговорка, что смена не происходят одновременно  и чисто. Это только у Маяковского вчера авто и трамы катились при капитализме, а наутро – при социализме.
А если представить, что жизнь происходит не только на фоне смены формаций и классовой борьбы, но и еще много чего?
У нашего брата homo для простоты поголовно обозванного sapiens, что, вообще-то – явное преувеличение, принято реперы событий расставлять через промежутки порядка веков, ибо 100 — число круглое, да и жизнь человеческая, особенно, в последние десятилетия, по продолжительности  приблизилась к этой сотне лет.
Так давайте, поговорим, главным образом о временном интервале от начала первой мировой войны 20-го в. и по сей день. Причем, лет 60 из этого промежутка нам с вами, рожденным в конце второй мировой 20-го века, довелось узреть более-менее собственным взором. Ну, а где потребуется, ретроспективно опустимся вглубь эпох более отдаленных.
Что сегодня представляет человечество?
Начиная с эпохи великих географических открытий, начался процесс объединения земных цивилизаций – самодостаточных замкнутых человеческих сообществ, занимающих разнообразные территории планеты Земля.
Дальнейшее развитие техники, транспорта и колониальных методов освоения пространств привели к тому, что уже к началу 19-го в. из-за добровольного или насильственного объединения цивилизаций и исчезновения (иногда-насильственной ликвидации) некоторых из них, род человеческий оказался включенным в единую и единственную на планете человеческуюЦивилизацию, объединенную и все более интегрируемую на базе техник и технологий, развивающихся с нарастающей скоростью. Цикл возникновения, развития, освоения и старения новых техник и технологий стал намного короче средней продолжительности  человеческой жизни, но, тем не менее, пока что эта быстрота «смены кадров» не стала препятствием общему развитию человечества.
Вместе с тем, человечество, объединенное в Цивилизацию, очень неоднородно в ментальном смысле благодаря сохранению культурных и религиозных традиций народов и их групп. Эта неоднородность приводит к коллизиям противостояний и противоборств, характерных для полицивилизационного и даже просто нецивилизационного  периодов существования человечества.
Но эти явления, проявляясь достаточно часто и заметно, не отменяют существования единой Цивилизации, в физической основе проживания ее населения лежат единые технические и технологические достижения (если по Марксу – то базис). Культуры и религии, при этом являются надстройкой.
В связи с этим я отвергаю модный, но бессмысленный тезис Льюиса-Хантингтона о «столкновении» или «войне» цивилизаций в нашу эпоху. Нет двух цивилизаций на Земле, чтобы им сталкиваться! Люди, затевающие или ведущие войны под знаменами даже доцивилизационных эпох, запасаются все более и более современными видами вооружений, которые им могут доставить только высшие уровни технологических достижений Цивилизации.
Джихады
В своей работе, задуманной лет 12 назад под названием «Цвета джихадов» я сделал попытку осмысления появления ментального феномена «джихад», первоначально легшего в основу идеологии ислама и составляющего одну из сторон жесткого треугольника, на котором базируется ислам.
В этой работе я показал основные признаки джихада:
— замах на всемирность, создание единого народа — новой исторической общности, связанной единой идеологией;
— полную централизацию власти;
— унитарность интеллектуальной жизни: языка, культуры, не допускающую отклонений безукоризненным следованием «единственно верному учению», которое в глазах участников джихада является высшей целью жизни и смерти;
— принуждение покоренных народов к следованию «единственно верному учению», либо их уничтожение;
— массовую переориентацией ментальности населения с трудовой производительной этики (если таковая была) на этику ратного «труда», иначе говоря, милитаризация психологии масс.
Далее было показано, что мохаммеданский джихад, начавшись в 7-м в., дал три волны, последняя из которых, все более нарастает, начиная с середины 20 в. и особенно, с его 70-х гг.
Более того, идеи и методы джихада были инфицированы в католический мир, воевавший в рамках Антиджихада с миром мохаммеданским, и затем использованы католиками во время Реконкисты и при завоевании и преобразовании, на свой манер, Латинской Америки. Для различия этих джихадов я назвал их Зеленым (мохаммеданский) и Черным (католический).
Впоследствии идеи джихада были восприняты и вошли в учения Маркса и Ленина, основавших и пустивших в действие Красный джихад, потерпевший поражение в мировых масштабах (будем надеяться, окончательное) четверть века назад.
И, самый кратковременный, менее четверти века, но особо кровавый,Коричневый, нацистский джихад.
В выбранную нами эпоху (столетие) действовали врозь или одновременно джихады: Красный, Зеленый и Коричневый. Действовали, когда – взаимодействуя, когда противодействуя. Но, главное, джихадными методами!
Мировые войны
Наверно, никто лучше историков, не ощущает разницы между реперами исторических событий  и ограниченностью человеческой жизни, памяти. Поэтому у них в привычке охватывать «эпохи», начиная от «бабушка рассказала», рассекая текущие процессы. К примеру. Считается, что Великая Французская революция началась в конце 80-х гг. 18 в., образно говоря, штурмом Бастилии, и закончилась приходом к власти Наполеона Бонапарта. Т.е., около 10 лет. Дальше историки ставят забор, за которым начинается эра Наполеона, его войны, поражение, реставрации, революции и контрреволюции, которые, вообще-то закончились в середине 70-х гг. 19 в! Вот после этого и появилась новая Франция, бабушка нынешней. И после этого можно было бы подвести итог Французской революции: на входе – не очень прочное королевство, сметанное на живульку Людовиками 13-м и 14-м, а на выходе – колониальная империя с республиканским строем!
Т.е. революция тянулась, минимум, 90 лет. Марксов «ахшавизм» живой истории оказался совершенно чужд. И вожди Красного джихада начали это понимать, только захватив власть в свои руки, причем, начиная со Сталина.
Что же касается мировых войн, то нужно при их классификации рассматривать степень охвата этими войнами территорий, государств, стран, народов, средств произволства и т.д. И тогда окажется, что список мировых войн гораздо шире, и название первой из них, случившейся в 20-м веке, чисто случайное, субъективное. Она было первой, но первой мировой 20-го в. А ранее были другие. Те же наполеоновские войны, происходившие на территориях множества стран 4-х континентов в течение полутора десятилетий. И нашествие Чингис-Хана, и мохаммедов джихад и т.д., и т.п.
Историческое резюме нашей эпохи
Коль скоро я предлагаю в качестве эпохи взять последнее календарное столетие, то, первым делом сосчитаем мировые войны.
1 – 1914-1918. Закончилась распадом нескольких империй: Османской, Германской, Австро-Венгерской и Российской.
Была подготовлена юридическая база для последующей частичной деимпериализации Британской и Французской империй.
2 – 1939-1945. Закончилась поражением и уничтожением Коричневого джихада и разделом мира между победителями на сферы влияния, впоследствии, военно-политические блоки. Способствовала расширению СССР почти до рамок Российской империи, по состоянию на 1914 г. В результате деколонизации в международной политике появились новые крупные активисты: Китай, Индия, Индонезия, Египет, Израиль и т.д.
3 – 1946-1991 («Холодная»). Главным содержанием была западная «политика сдерживания» против Красного джихада. Вылилась в серию локальных войн в основном, в Азии, Африке и Латинской Америке. Закончилась поражением и ликвидацией СССР и образованием на его месте независимых государств.
4 – 197?-..? ( с 1.01.2000 – первая мировая 21-го в.). Д. Пайпс датирует ее начало 1973 г. («арабское нефтяное эмбарго»), я считаю более правильным – хомейнистскую «революцию» и/или советское вторжение в Афганистан (1979).
Эта война, безусловно, мировая. Сегодня, думаю, это каждому дураку видно.
Эта война – продолжение, третья волна Зеленого джихада, поднятого 14 веков над Мохаммедом.
Таков исторический фон нашей эпохи.

wexler1
ОЛЕГ ВЕКСЛЕР (О.В.). БЛИЖНЕВОСТОЧНЫЙ ПАСЬЯНС

Cовременная эпоха на Ближнем Востоке, в отличие от прошлых десятилетий, характеризуется сложным многополярным противостоянием «всех против всех». Арабо-израильский конфликт уже не играет той доминирующей роли, что прежде. Куда большее значение для арабских режимов играет противостояние суннитов и шиитов и острые либо вялотекущие гражданские войны в доброй половине арабских стран.
Существует несколько относительно размытых блоков и центров влияния:
— Израиль,
— США и Евросоюз,
— страны Залива во главе с Саудовской Аравией, к этому блоку все активнее подключается Египет,
— шиитский блок Иран – Сирия – Хизболла – йеменские хуситы, этот блок поддерживается Россией, которая, впрочем, в самое последнее время, поняв, что режим Асада обречен, перестает оказывать ему помощь, прекратив даже техобслуживание российских самолетов, находящихся на вооружении Асада,
— исламистские группировки, самыми мощными из которых являются ИГИЛ, Мусульманские братья и многочисленные отряды, причисляющие себя к Аль-Каиде, вроде воюющей в Сирии Ан-Нусры,
— курды, которые не являются глобальным игроком, а лишь продолжают мечтать о независимом Курдистане и пытаются противостоять ИГИЛу и отчасти Турции,
— наконец, более или менее прочная коалиция двух богатых исламистских режимов, имеющих собственные амбиции на лидерство в регионе – Катара и Турции.
Катар располагает гигантской финансовой мощью, он много чего скупил на Западе, но главное — у него есть CNN (который в Израиле давно уже расшифровывают как CrescentNewsNetwork — Новостная Сеть Полумесяца) и Аль-Джазира, посредством которых он может влиять на мировое общественное мнение. Вообще понадобится не одна страница, чтобы перечислитьевропейские и американские банки, аэропорты, небоскребы, автоконцерны и пр., принадлежащие арабским спонсорам террора, таким, как Катар. 9 из 20 влиятельнейших государственных фондов, активно влияющих на позиции государств мира и при этом всегда остающихся в тени, принадлежат арабским странам. В прошлом году общий оборот этих фондов составил 4,5 триллиона долларов, поистине гигантская сумма. Одновременно деньгами Катара много лет накачивалась «Аль-Каида», в Катаре прятался и спонсировался, например, Халид Шейх Мохаммед, организатор бойни 11 сентября. При всем при этом на территории Катара, в 40 км от Дохи, расположена крупнейшая база ВВС США Аль-Удейд, на которой дислоцированы свыше 4 тысяч военнослужащих США. С нее американцы ведут круглосуточную радиолокационную разведку всего региона с помощью самолетов АВАКС и наземного оборудования, осуществляя мониторинг за навигацией в Персидском заливе и Ормузском проливе. Помимо этого, недалеко от Аль-Удейда на окраине Дохи складировано оружие СЕНТКОМа США на случай «большой» войны в Заливе. В 2002 году там же дислоцировалось командование войск США, осуществлявшее захват Ирака. В силу сказанного не очень удивляет тот факт, что Джон Керри во время войны в Газе занял откровенно прохамасовскую позицию и пытался навязать Израилю проект мирного соглашения, написанного под диктовку Катара и Турции. Ибо именно Катар — стратегический союзник обамовской администрации, а не Израиль, и изменить это положение мог бы разве что импичмент Обамы. Катар же был создателем ИГИЛ, он же поддерживает и частично правящую исламистскую группировку Ливии, с которой борются силы, поддерживаемые Египтом и Саудовской Аравией.
Турция занимает несколько обособленное место, поскольку арабы не считают турок своими. С Ираном Турцию разделяет суннито-шиитский конфликт и личная ненависть между Асадом и Эрдоганом, с египетско-саудовской коалицией – кардинально-противоположные взгляды на Хамас и Мусульманских братьев. Поэтому Турция блокируется с Катаром и поддерживает джихадистов в Сирии, включая и ИГИЛ, которому за дешевую нефть из Ирака и нефть и газ из Сирии продает оружие, являясь в настоящий момент единственным глобальным игроком, поддерживающим ИГИЛ (Катар под давлением саудовского блока и американцев от этой роли, по-видимому, отошел).
ИГИЛ был создан бывшими саддамовскими офицерами на деньги Катара и быстро захватил большие районы Ирака и Сирии, не встречая серьезного сопротивления, поэтому сила его сильно преувеличена. Иракская армия – миф, в суннитских районах Ирака она просто не желала оказывать ИГИЛу никакого сопротивления, а в шиитских проявила полное отсутствие у нее боевого духа и желания воевать, что после долгой и кровавой иракской войны и больших потерь было немудрено. К тому же ИГИЛ умело запугал ее своими зверствами.
Тем не менее (или именно поэтому) я совершенно не считаю ИГИЛ главной угрозой Израилю. Напротив, я убежден, что на данном этапе он Израилю весьма полезен, недаром Иран называет его второй раковой опухолью наряду с Израилем.

ВАДИМ МАКАРЕНКО (В.М.). ИГ – ЭТО НАДОЛГО…

После падения Рамади все больше экспертов считают, что ИГ – это явление, которое  на Ближнем Востоке надолго, что оно уже сейчас стало фактором, который оказывает мощное влияние на ситуацию в этом регионе. Ранее в осмыслении этого феномена доминировало представление о нем, как о террористической организации, которая должна быть уничтожена. Вопрос, по крайней мере, публично стоял только о времени и о силах, которые способны это сделать. Видимо, была и внутренняя позиция, которая проявилась в определенной пассивности США, их нежелании действовать в пожарном порядке. Но сейчас ситуация изменилась. Бывший исполнительный директор ЦРУ Джон Маклафин назвал условия, которые могут привести к утверждению ИГ в качестве долговременного фактора в политике на Ближнем Востоке. Этот же вопрос стал темой только что опубликованных рассуждений Якова Амидрора, бывшего советника по национальной безопасности Израиля. Некоторые российские эксперты по Ближнему Востоку, в частности Шамиль Султанов, также высказывают мнения, что ИГ – это надолго.
ИГ захватило суннитские территории  Сирии и Ирака, территории, на которых после распада Османской империи планировалось создать после распада Османской империи хашимитское королевство, но Фейсалу I это сделать не удалось. Объединить суннитские территории в баасистской конфедерации пытались Гамаль Насер, Саддам Хусейн и Хафез Асад, но эта попытка оказалась формальной и реального объединения не произошло. Сейчас мы наблюдаем, как эта задача решается другими силами, которые полны решимости довести дело до конца. Иными словами, у нынешней тенденции создания единого государства арабов-суннитов на территориях исторической Сирии и Ирака есть серьезная подоплека. Это —  объективная тенденция. Серьезное беспокойство вызывает именно та агрессивно-архаичная форма, больше напоминающая утопию или мрачное фэнтези, в которой создается это государство.
Сегодня под контролем ИГ находится около половины Сирии и Ирака, где уже более года под угрозой находится Багдад. ИГ реально угрожает Иордании. На захваченных территориях уже создано некое подобие государства, которое, так или иначе, управляет ими территориями даже в условиях начавшейся тотальной воздушной войны против него. Но главное состоит в том, что оно пользуется поддержкой  суннитского населения этих стран, а также суннитов из других стран мира, откуда радикально настроенная суннитская молодежь устремляется в ряды джихадистов ИГ. Благодаря этому была создана значительная армия, в оценках численности которой эксперты расходятся, но она ведет войну на фронте в несколько тысяч км. Реально противостоять ей могут только «национальные силы», т.е.  курдские пешмерга или шиитская милиция, республиканская армия Ирака оказывается не способной к сопротивлению, поскольку, несмотря на вооружение и подготовку, ей не хватает боевого духа, чтобы воевать. Многие специалисты сомневаются, что задачу войны с ИГ можно решить просто подготовкой новых контингентов новобранцев. Большей поддержкой пользуется идея серьезного вооружения курдов, а также шиитской милиции, которые реально боеспособны.  Но курды и шииты претендуют лишь на свои территории: на Ближнем Востоке все хорошо знают, где чья земля. Эта ситуация, не зависимо от того, устоит или нет Мосул, продлится достаточно долго, а иллюзия скорого отката сил ИГ с иракских территорий, возникшая после сдачи Тикрита, почти исчезла. Вопрос, скорее, стоит, о границах ИГ, а не о его существования.
Другим фактором, работающим на ИГ, является непрекращающийся распад Ирака, который не удалось остановить Хайдару Абади. Независимость Курдистана – лишь вопрос международного консенсуса, а, с еще не охваченными ИГ, арабами-суннитами нынешнему шиитскому руководству Ирака по-прежнему договориться сложно. По сути, всеми в скрытой форме или открыто признается то, что Ирак больше нежизнеспособен и что нужно признать необходимость формирования суннитского, курдского и шиитского государств на его территории. Аналогичная программа нужна и в отношении Сирии. Йемена и далее по списку, поэтому все боятся развязать «гордиев узел», поскольку это может привести к полной перекомпоновке Ближнего Востока.
В принципе это было бы желательно, но это не по силам нынешнему миру, упустившему эти возможности и после первой и после второй мировой войны. Проблема и в том, что мировое сообщество из-за кризиса в отношениях с Россией, да и внутри Запада вряд ли все так уж едино, не может предложить программу разрешения проблемы «сверху» даже сравнительно частных вопросов.
Есть региональные силы, способные разгромить ИГ, – это Иран или Турция, но ни одна из них не возьмется за эту задачу, да и не в интересах других стран региона, чтобы это произошло таким образом. Об Израиле речь вообще не идет. Он может лишь попытаться некоторое время поддерживать Иорданию как буферное государство. Такова реальность.
Безусловно, мир столкнулся с новым феноменом, который, по крайней мере, на какой-то достаточно длительный период станет значительным фактором военно-политической ситуации на Ближнем Востоке. Его придется учитывать в текущей и долговременной политике всем и региональным, и глобальным игрокам.

wexler1
О.В. ПОЛЬЗА ОТ ИГИЛ СЛЕДУЮЩАЯ:

1. Он воюет с Ираном, Сирией и Хизбаллой, препятствуя шиитской экспансии.
В частности, он постепенно захватывает территорию Сирии вместе с Ан-Нусрой (которая вообще кооперируется с Израилем) и препятствует доставке иранских ракет Хизболле. Благодаря тому, что Хизболла занята ИГИЛом, на севере Израиля спокойно. Более того, в последнее время ИГИЛ даже вступил в противоборство с Хамасом.
2. Для арабских стран это тоже большой гвоздь в глазу, и пока они заняты ИГИЛом, они не тратят силы на борьбу с Израилем, наоборот, вынуждены с ним кооперировать.
3. Для Европы и США зверства ИГИЛа — это всегда лучшее доказательство того, чем на самом деле является ислам. И пока они борются с ИГИЛом, они не теряют время и силы на борьбу с Израилем.
4. Для самого Израиля ИГИЛ не опасен. По многим причинам (его вооружение, местонахождение и т.д., а главное — бомбить его можно совершенно безнаказанно, без опаски вызвать истерики в ООН и мировых СМИ). Его лидер Аль-Багдиди тяжело ранен и парализован. И очевидно, что значительного усиления ИГИЛа США и саудовско-египетский блок не допустят.
Каковы ближайшие перспективы?
Войны в Ираке и Йемене будут, очевидно, продолжаться еще долго, поскольку ни та, ни другая сторона уступать не намерены. Шиитов поддерживает Иран,  и отступаться он тоже не будет.
В Сирии режим Асада падет в довольно обозримом будущем. Скорее всего, проасадовские войска обоснуются в прибрежной провинции Латакия, населенной алавитами, Асад уже сейчас перебрасывает туда войска и строит укрепления. На остальной территории Сирии будет идти вялотекущая война между ИГИЛом, относящейся к Аль-Каиде Ан-Нусрой и «умеренными» суннитскими группировками, подпитываемыми Саудами. Всем им в ближайшее время будет не до Израиля, да и нет у них возможностей бороться с Израилем, пока тот занимает Голанские высоты.
Весьма вероятно, что эта война перекинется на территорию Ливана, где существует противостояние между шиитской Хизбаллой, суннитами, христианами и друзами. Для Израиля это оптимальный сценарий, и самое оптимальное в нем – это то, что Иран потеряет возможность вооружать Хизбаллу по суше. Вообще как для Ирана, так и для Хизбаллы падение асадовского режима – геополитическая катастрофа. Суннитский клин между ними подобен осиновому колу.
Что касается политики США в регионе, то я лично считаю, что она обусловлена не столько какой-то глобальной стратегией, сколько полной политической слепотой Обамы и Керри. Другая точка зрения, что «проект Обама» был создан специально для продвижения иранских интересов в регионе, тоже вполне имеет право на существование. Правду об этом, мне кажется, мы узнаем не скоро, но для оценки будущего она и не важна. Важно другое: пресловутое «окно возможностей», которым американцы вечно пугают Израиль, на сей раз закрывается для самого Обамы. Времени, чтобы давить на Израиль и выкручивать ему руки, у него осталось полгода. С начала будущего года начинается президентская кампания, во время которой Демпартия не позволит Обаме гадить Израилю, чтобы не потерять голоса избирателей. В довершение ко всему ФРС вскоре должен наконец поднять учетные ставки, а это неизбежно приведет к тяжелому экономическому кризису, как пишут аналитики Дойче банка (и не только они). А кризис этот неизбежно будет связан с именем Обамы, и он будет занят им по горло. Таким образом, будущую политику США на Ближнем Востоке будет определять уже новый президент, и есть неплохие шансы, что им будет республиканец. И тогда все карты будут смешаны и розданы по-новой…

Avrutin

А.М. Итак, Иегуда считает, что советским вторжением в Афганистан (1979 г.) началась продолжающаяся и сегодня 4-я мировая война, названная им «третьей волной Зеленого джихада». Однако так считают не все даже участники нашей дискуссии. Олег Векслер пользуется понятиями: Арабо-израильский конфликт; противостояние суннитов и шиитов; гражданские войны в доброй половине арабских стран;арабский террор. Вадим Макаренко считает, что мир столкнулся с новым феноменом, имея в виду ИГ, и называет его явлением, террористической организацией, которая надолго, поскольку речь о создании государства в условиях начавшейся тотальной воздушной войны против него.
Но более важно, что нет единого понимания у противоборствующих сторон. Страны Запада и Израиль рассматривают ХАМАС, ФАТХ, ХЕЗБОЛУ, ИГИЛ и массу других, не подразделениями, воюющей против них армии, не своими врагами, а преступниками, участниками, в лучшем случае, признанных террористических группировок. А в худшем, — народно-освободительных движений.
На одной стороне, к примеру, в ПА детей с малолетства, буквально с детского садика воспитывают в духе: евреи – враги; убей еврея (не солдата ЦАХАЛа), где бы он ни был. Израиль же население, избравшее ХАМАС, практически 100% ненавидящее евреев, считает не причастным к идущей войне, и борется с террористами, как с преступниками. Либо их арестами, либо точечными уничтожениями. То есть, в этом обнаруживается неправильно решаемая этическая проблема и допущенная логическая ошибка.
Другими словами, на войну, ведущуюся одной стороной, причем, на религиозной основе, другая сторона реагирует, как на борьбу с преступниками. В этом этическая проблема, при решении которой допускается логическая ошибка, состоящая в том, что с преступниками борется не профессионально подготовленная полиция, а сформированная на основе всеобщей воинской обязанности армия.  Хотя практически, как всем известно, никакой всеобщей воинской обязанности не существует: её вообще нет среди арабской части населения, и от неё освобождена часть религиозных евреев, зато служат женщины.
Возможно, именно поэтому мировое сообщество не может предложить программу разрешения проблемы, а не только из-за кризиса в отношениях с Россией и отсутствия единства внутри Запада. Ещё мне не совсем понятно, почему Вадим (я подобное слышал и от других) не сомневается в способности Ирана или Турции разгромить ИГ. Израиль не смог разгромить ни Хизболлу, ни ХАМАС. Разве ИГ слабее? Кроме того, ИГ не зависит ни от спонсоров, как Хизболла, ХАМАС и даже Египет, ни от электората, не всегда адекватного.
Единства нет в понимании того, что происходит, и поэтому нет адекватного средства борьбы. Когда нет диагноза, не может быть назначено и правильное лечение. Если это война, то, во-первых, следует отказаться от гуманизации, а во-вторых, понять её особенности, поскольку это партизанская война, в условиях которой применение регулярной армии неэффективно.
В.М.: Боюсь, что в Израиле привыкли смотреть на арабский мир по принципу, чем хуже, тем лучше. В нынешней ситуации не видят объективных причин, а исключительно причуду странных соседей. Огромная масса народа, в десятки раз превышающая по численности население Израиля, не устроена, ее элита не может создать надежную основу для встраивания этой огромной массы населения в мировую экономическую жизнь, теряет рычаги управления. Более того, вся эта масса населения не только в той или иной форме объявлена, но и реально воспринимает себя лишней, избыточной. Конечно, кто-то бросается через Средиземное море в Европу, кто-то в озлобленности режет болельщика-компатриота другой команды, а кто-то находит концептуальную основу для «нового старта», тем более, что хватает университетов от Сорбонны до Каира, где можно сложить основания новой революционной идеологии. Даже если этот старт ведет в никуда, он, все равно, дает направление движения для миллионов, мобилизует их, ставит в ряды джихадистов, готовых разрушить «старый мир» и создать свой новый. Это – серьезное явление, и те, кто собирается вскипятить свой чайник на этом огне, скоро обожгут руки. Это касается, конечно, не только Израиля, но Израиль находится слишком близко, чтобы остаться в стороне от этой разрастающейся катастрофы. Возможно, что в Израиле эта близость воспринимается именно как «расстояние выстрела», а не как экстренная необходимость поиска выхода из ситуации. Тем более, что Израиль не может предложить решение сам, а может лишь способствовать тому, чтобы эти решения были найдены и проведены в жизнь мировым сообществом, но и там механизмы выработки общих решений почти разрушены.

BAltshuler
БОРИС АЛЬТШУЛЕР (Б.А.)

Уважаемые дискутанты,
первоначально модератор дискуссии Марк Аврутин предложил мне в очередной раз выступить по поводу роли курдов в ближневосточном пасьянсе, пообещав, что выскажется специалист по проблематике уважаемый Вадим Макаренко. Начавшаяся дискуссия захватила, однако, весь без исключения обширный комплекс проблем Ближнего Востока. Поэтому возвращаюсь вновь к курдскому вопросу.
Курды и регион Курдистан располагаются на высокогорном плато приблизительно там, где в древности была родина скифов и «рассеянных» израилитов-ашкеназов Десяти колен, т. наз. Мадая/Медия, которая, судя по библейским источникам, даже звалась „царством Ашкеназ“. Владимир Исаакович Шнейдер из Беэр-Шевы указывает на новоассирийский характер курдского языка, на «печать Ашшура» в иврите и в европейских языках. Там, в двуязычности древней диаспоры, он видит начало появления современных языков Европы, в том числе и русского. Один из видных специалистов по проблеме этногенеза курдов Владимир Фёдорович Минорский определил курдский язык как язык Медии, правда, указывая на опасность смешения проблем языка и этнического происхождения.
Несмотря на это мы можем говорить о древних еврейско-курдских связях. На территории Курдистана существовали античные еврейские «царства» (Адиабене), многим видным общественным и политическим деятелям Курдистана, напр., роду Барзани приписываются еврейские корни. С середины 16 в. у евреев Курдистана и близлежащих регионов пользовались известностью раввины из семейств Барзани, Мизрахи, Харири и их ешивы. Согласно преданиям, большинство курдских евреев считают себя потомками исчезнувших колен Израилевых, а часть их — колена Биньямина. Между Крестовыми походами в Курдистане протекала мессианская деятельность еврея Давида Алрои, воспетая в романе Дизраэли (движение было подавлено около 1160 г.).Распространенная в Иракском Курдистане традиция утверждает, что, напр., среди ассирийцев и несторианцев имеется много семей еврейского происхождения, которые примерно в 15 в. были насильно обращены в христианство, но еще в начале 20 в. соблюдали часть еврейских обрядов, не ассимилируясь среди других ассирийцев и сохранив в тайне свое происхождение. Возможно, среди курдских евреев имеются потомки прозелитов эпохи Второго Храма из близлежавшей Адиабены (столица Арбела [Арба-илу], ныне город Эрбиль), которая была одним из небольших еврейских „царств“ диаспоры в древности.
Сегодня говорят о 25-30 млн курдов, разбросанных по Турции, Сирии, Ираку, Ирану, Кавказу, Израилю… Они представляют собой в основном шиитскую и суннитскую ветви ислама и, кроме того, всевозможные исламские секты — до друзов и езидов. Как и современная Турция, которая мечтает о неоосманском возрождении, видят себя и курды в роли новых вождей вселенской исламской „уммы“, исламского этноса. Прецедентом является вита Салахаддина (Саладина) — Аль-Малика ан-Насир Салаха ад-Дунийа ва-д-Дин Абуль-Музаффар Ю́суфа ибн Айюба, — известного мусульманского полководца  XII века родом из семьи курдских воинов и основателя династии Айюбидов. Важнейшим витком его военной карьеры было завоевание Палестины и Иерусалима у крестоносцев в 1187 году. Боевики «Исламского государства» взорвали в прошлом году замок Салахаддина Аюби, один из самых важных археологических памятников в Ираке. СМИ сообщили также о разрушении Тикритской крепости, еще одного известного курдского археологического памятника страны. Таким образом исламисты ИГИЛа пытаются подорвать уверенность несемитских курдов в правоте своей борьбы за государственную независимость и лидерство в мире ислама.
Ввиду особеностей курдской истории и курдского национального самосознания понятно, что отсуствие курдской государственности — это анахронизм колониализма, не выполнившего своего обещания создать национальное курдское государство после 1-ой мировой войны. Не совсем предсказуемо как поведёт себя этот разнородный этнос, главной вооруженной силой которого в Турции является марксистская партия: Рабочая партия Курдистана (РПК). В этой связи вспоминается судьба „социалиста и марксиста“, Героя Советского Союза алжирца Ахмеда Бен Беллы, свергнутого в 1965 г. своим другом Бумедьеном и после этого незамедлительно превратившегося в исламиста. Такое развитие событий вполне возможно и в будущем Курдистане, раздираемом своими собственными внутриэтническими конфликтами.
***
Теперь об „Исламском государстве“ (ИГИЛ). По сообщениям израильских информационных агентур „Исламское государство“ стоит в Сирии уже на расстоянии 60 км от границы. Фактически ИГИЛ является воплощением тысячелетней мечты исламской уммы о Халифате. Всё, что совершается там во имя религии, вполне сообразуется с легендами о „настоящем правильном исламе“ Пророка и подкреплено всевозможными правовыми школами и религиозными авторитетами. Почему же тогда исламская пропаганда в отличие от Запада оказывается такой действенной? В чём особая сила этой пропаганды?
В 539 г. до н. э. царь Белзазар увидел на стене пророческие слова — менетекель, которые были интерпретированы пророком Даниэлем как предсказанная катастрофы государства. Что, как известно, и незамедлительно произошло. Как пророческий менетекель надо упомянуть четыре арабских слова-определения  которые должны привести к покорению всего мора под зелёными знамёнами Мухаммеда. Арабские определения как такия, таврия, ктиман и муруна (takiyya,tawriyaktiman, muruna) означают различные формы опробованого обмана, мистификации, иллюзий и возведены в доктрины.
Takiyya определяется как сокрытие собственной мусульманской идентичности. „Пусть верующие не берут себе друзей среди неверных, минуя верующих! А кто так поступит, у того нет ничего общего с Богом  разве что чего-то опасался от них(сура 3: 28). В соответствии с этим требованием и божественным откровением полученным Мухаммедом — самым совершенным из всех людей, чьему примеру необходимо упорно следовать — ислам занимает положительную позицию по отношению ко лжи.
Арабское определение Tawriya (также tauriya‎) означает „обман», «сокрытие», «неоднозначный намёк» или «шутка с двойным смыслом».
Понятие Kitman описывает только часть правды в высказывании. Наиболее распространенным примером таких заявлений является частая аргументация того, что джихад на самом деле является внутренней, духовной борьбой. Но мусульманин не станет клясться и обязаться сказать «правду, всю правду и ничего кроме правды», как это делает свидетель перед судом в США.
Muruna оззначает использование «гибкости» для того, чтобы быть подобными врагам и окружающей среды. Обоснование для такого рода обмана даёт несколько странная интерпретация суры 2:106.Поэтому исламисты могут сбрить бороду, носить западное платье и даже пить алкоголь. Угонщики самолётов 11 сентября 2001 года в США (9/11) посещали в свободное от подготовки к тарану самолётами World Trade Center, Пентагона и Белого дома стриптиз-клубы и бары.
Пока демократическая западная и, к сожалению, израильская общественность и пресса будут идти на поводу исламской пропаганды, съедая всё новые приманки „такии“ и питаясь новыми „мирными инициативами“,  Западу постоянно грозит новая западня. К тому же все подобные активности поддерживаются и подогреваются петродолларами. Давно пора говорить громко правду об этом с высоких международных трибун, играя по демократическим правилам.
По состоянию на 03.06.2015 г.
Avrutin
А.М. Вадим Макаренко говорит важные вещи. Именно так воспринимается со стороны поведение Израиля, его руководства, действующего, согласно принципа «70-ти волков и овечки». Я тоже считаю ошибочным пассивное поведение уподобившегося овечке Израиля. Особенно по отношению к курдам. Курдские общественные организации, действующие в диаспоре, в частности, в Германии, неизменно проявляют доброжелательное отношение к Израилю.

Конечно, мне могут возразить, указав на то, что в мусульманском мире на арабском языке звучат призывы сражаться за торжество дела ислама во всем мире, требования полностью подчинить свою жизнь задачам джихада, напоминания о долге всех мусульман — вносить посильную лепту в священную войну-джихад. А в  англоязычной аудитории цитируют суры о «братстве» между мусульманами, христианами и иудеями, которые поклоняются одному и тому же Богу.
О том, что одними и теми же устами могут проповедоваться противоположные доктрины, говорит Борис Альтшулер, предупреждая об опасности перерождения курдов после обретения независимости в исламистов. Действительно, не может не настораживать поведение президента Курдистана Барзани, его активность в налаживании связи с открытыми врагами Израиля. Он принял участие в работе Всемирного экономического форума (ВЭФ) по Ближнему Востоку и Северной Африке.
Барзани провел отдельную встречу с председателем ПА Махмудом Аббасом, выразил желание установить более тесные связи. Что это значит для Израиля? Упущенная возможность или курды сделали свой выбор? Вадим Макаренко, в отличие от остальных участников дискуссии, хорошо знаком не только с представителями курдской диаспоры, но и бывал в Курдистане, поэтому его мнение по этому вопросу особенно ценно. Что следовало бы предпринять Израилю, что значит «способствовать тому, чтобы эти решения были найдены и проведены в жизнь мировым сообществом»? Притом что Вы сами, Вадим, скептически относитесь к возможностям этого самого мирового сообщества, у которого  «механизмы выработки общих решений почти разрушены».
Некоторые обозреватели в ситуации на Ближнем Востоке видят «необратимый системный коллапс», в который вступилиарабы, поэтому они уже неспособнык «полномасштабным войнам высокой интенсивности», которые только и страшны Израилю, а подавлять террор Израиль научился лучше других стран. Хотелось бы обсудить этот вопрос, потому что мне лично кажется, как ни называть ситуацию, хоть хаосом, хоть коллапсом, скорее всего, она завершится созданием новых государств, да и старые, не считая Сирии, Ирака, возможно, Ливана, никуда не денутся.
Некоторые обвиняют Обаму в том, что он способствовал «арабской весне», породившей хаос в БВ-регионе. При этом практически все без исключения обвиняют его в поддержке Ирана. Но Обама видит в усилении Ирана именно способ наведения порядка в этом регионе. Возможно, Иран, действительно, имеет больше шансов по сравнению с другими странами занять положение региональной державы. Что вы думаете по этому поводу.
Лидеры ведущих стран Запада и американский президент Обама, и канцлер Германии Ангела Меркель, следуя укоренившейся политкорректности, неоднократно высказывались в защиту ислама и мусульман. Обама говорил об обоснованности претензий мусульман и, если им дать рабочие места, у них появится надежда, возродится достоинство, и они смогут подавить свои террористические наклонности. Ангела Меркель высказывалась не столь конкретно, а говорили в общем о неотъемлемости ислама от немецкой культуры.
На самом деле, как показывают исследования, проведенные, в частности, американским институтом RAND Corporation, террористы не такие бедные и необразованные, а многие из террористических лидеров происходят и вовсе из привилегированных слоев. То есть, между бедностью и терроризмом вообще нет связи. Таким образом, доктрина Обамы о невиновности ислама, скорее всего,  не наивность и не глупость, как полагает часть его критиков.
Преуменьшая угрозу, которую представляют ИГ и др. подобные ей группировки,  не помогает ли администрация Обамы стороне, ведущей войну против стран Запада?  То же самое можно сказать о преуменьшении численности мусульман, поддерживающих джихадистские террористические организации. Крошечное, со слов Обамы, меньшинство мусульман, стоящих за этими организациями, исчисляется многими миллионами.
Можно было хотя бы вспомнить, что говорил об исламе Черчилль, который по роду службы был хорошо знаком с его носителями. «Ислам — это воинственная и прозелитская вера, которая еще очень далека от заката. Она уже распространилась вплоть до Центральной Африки, оставляя бесстрашных воинов Ислама везде, где бы ни ступила ее нога; и если бы Христианство не было защищено прогрессом Науки, — той самой Науки, с которой оно когда-то тщетно боролось, — современная европейская цивилизация могла бы пасть, как пала в свое время цивилизация древнего Рима».

Леонид Ейльман (Л.Е.).

При рассмотрении ситуации на Ближнем Востоке у дискутантов выпал из внимания еще один участник конфликта. Сейчас он находится не в активном состоянии, но представляет собой мину замедленного действия. В 2003 году по северо-западу Ирана прокатилась волна массовых демонстраций азербайджанцев. С тех пор позиция иранских властей в отношении националистических организаций стала заметно жестче. В июле того же года была показательно казнена 19-летняя студентка-азербайджанка, принимавшая участие в протестах. В 2006 году разгорелся новый скандал вокруг высмеивающей азербайджанский язык карикатуры, напечатанной в государственной газете, вылившийся в тысячные акции протеста в азербайджано-населённых городах Ирана. Иранские службы безопасности жестко подавили демонстрации, убив, как минимум четырёх человек, ранив сорок три человека и арестовав сотни азербайджанцев. Азербайджанцы по религии шииты, а по языку — турки. Персы и другие ираноязычные  народы Ирана называют азербайджанцев «торк».  Азербайджанцы составляют 42 процента населения Ирана. Израиль поддерживает тесные дружеские связи с независимым Азербайджаном, что оказывает влияние на иранских азербайджанцев. Так что негативный взгляд Израиля на шиитов и Иран может внезапно измениться. Занятая Израилем выжидательная позиция вполне оправдана.  Сейчас под угрозой истребления находятся сирийские друзы, проживающие на голанских высотах. Мне кажется было бы целесообразно временно предоставить им убежище. Это изменит имидж Израиля в мире и в среде малых народов Ближнего Востока.
Avrutin
А.М. Интересное сообщение сделал Леонид Ейльман. Если вычесть азербайджанцев и курдов, сколько же останется фанатичных врагов Израиля? Что же касается друзов, то по сообщению израильских комментаторов-арабистов, часть сирийских друзов оказалась действительно под контролем боевиков-исламистов. И их родственники, которые живут в израильской части Голан, просили правительство Израиля позволить им в случае возникновения критической ситуации перейти израильскую границу. Командование АОИ пока не дало согласие, поскольку сирийские друзы в прошлом призывали к уничтожению Израиля, и даже готовили теракт, который был предотвращен АОИ.

По состоянию на 05.06.2015 г.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..