вторник, 16 мая 2023 г.

ЛЕВ ШЛОСБЕРГ. РОССИЯ - ПУТИН - ЕВРЕИ


https://www.youtube.com/watch?v=G0STNNRXlBc

Российский генерал спровоцировал безобразный скандал с "Вагнером". Невзоров: "Они порвут Россию в клочья"

 

Российский генерал спровоцировал безобразный скандал с "Вагнером". Невзоров: "Они порвут Россию в клочья"

Член комитета Госдумы по обороне генерал-лейтенант Виктор Соболев нарвался на резкую критику со стороны "Группы Вагнера", после того, как пригрозил мобилизованным тюремным сроком за переход в данную ЧВК. Заявление Соболева распространили российские СМИ. 

Депутат назвал "Группу Вагнера" незаконным вооруженным формированием, которое "непонятно где зарегистрировано и какие задачи выполняет".

"Я считаю, что государство должно обладать монополией на создание и развитие вооруженных сил. Никаких частных компаний быть не может. Если они (мобилизованные) попали в части, пусть находятся в тех частях и выполняют те задачи, которые стоят. Они не могут уйти из армии на фронте. Есть ряд законов, которые запрещают какое-либо самовольное оставление частей и уголовно наказывают за это: от 10 до 15 лет лишения свободы", — заявил Соболев.

Директор "Группы Вагнера" Евгений Пригожин тут же отреагировал на заявление генерала, предложив ему приехать на фронт и "показать, на что он способен".

"По мнению товарища Соболева, те, кто переходит на сторону Украины, в том числе сдаются в плен, – им надо премии давать, а те, кто идут в ЧВК "Вагнер", – тех надо на 15 лет сажать. Поэтому товарища Соболева надо проверить, как говорится, анализ у него взять на дизентерию антироссийскую. Что хочется сказать Соболеву, который позорит слово "генерал": "Бздила картонная, собирайся и дуй на фронт. Покажи, на что ты способен, болтун безмозглый", – сказал главный "вагнеровец".

Своего вождя поддержали наемники ЧВК: они записали видеообращение к Соболеву, пригрозив ему половым сношением в извращенной форме.

"Если ты, пи**р, будешь сувать свой нос, и страна из-за таких пи**ров, как ты, проиграет войну, нам придется прийти на Красную площадь. И чтобы защитить свой народ – россиян – отъе**ть тебя и таких, как ты, в ж**у. Поэтому, бл***, приезжай к нам сюда, пи**р престарелый,", – предложили Соболеву подопечные Пригожина.

По мнению российского оппозиционера, публициста Александра Невзорова, ситуация внутри России накаляется, недовольство россиян политикой Кремля растет.

"Дело, кажется, вышло далеко за "пределы слов". Взаимная ненависть людей в россии долго возгонялась и культивировалась режимом. Она копилась, разогревалась, и вот ненависть поперла наружу. Глупый путин думал, что сумеет дирижировать "народной злобой" и контролировать ее, направляя в "нужное русло" (на иноагентов, журналистов, инакомыслящих, европейцев, американцев и пр). Серый, невежественный чекист не имеет понятия о природе ненависти, о ее эволюционных корнях и ее потенциалах. Он не знает, что ненависть, как чума. Она неуправляема. И она, несомненно, будет одной из тех сил, что порвут россию в клочья", – заверил Невзоров (орфография и пунктуация авторские).


«Райгород»: презентация книги

 

«Райгород»: презентация книги

14 мая 2023
Поделиться49
 
Твитнуть
 
Поделиться

«Александр Гулько поставил перед собой очень амбициозную задачу. В первом приближении она выглядит так: рассказать об одной жизни размером почти в столетие, начавшейся в еврейском местечке Райгород и закончившейся неподалеку от него, в Виннице», — отмечает литературный критик Ольга Балла-Гертман. В минувшем году в издательстве «Книжники» вышел в свет роман Александра Гулько «Райгород». В центре повествования — судьбы нескольких поколений семьи Лейба Гройсмана. Презентация книги прошла недавно в Еврейском музее и центре толерантности в Москве. Помимо автора романа и Ольги Балла-Гертман, в мероприятии приняли участие главный редактор издательства «Книжники» Борух Горин и президент Федерации еврейских общин России Александр Борода.

 

Роман Александра Гулько «Райгород» можно приобрести на сайте издательства «Книжники»

О роли местного населения в реализации «окончательного решения» в Восточной Европе

 

О роли местного населения в реализации «окончательного решения» в Восточной Европе

Подготовил Семен Чарный 15 мая 2023
Поделиться102
 
Твитнуть
 
Поделиться

Есть два центральных вопроса о Холокосте: почему это произошло и как, пишет журналист Tablet Эндрю Апостолоу. Его недавняя книга «Ночь без конца: судьба евреев в оккупированной немцами Польше» под редакцией известного историка Яна Грабовски и Барбары Энгелькинг, директора Польского центра исследований Холокоста в Варшаве, является важным вкладом в понимание того, как немцы добивались своего «окончательного решения» в Восточной Европе, в частности с помощью местного нееврейского населения.

Усилия Германии найти и убить каждого еврея были масштабным мероприятием, охватывающим три континента. Немцы и их пособники преследовали евреев от Северной Африки до Норвегии. Они депортировали евреев на смерть с Нормандских островов и охотились на них на Кавказе. Немцы убивали евреев на протяжении всей войны, расстреливая их самих и их соратников-христиан даже менее чем в 300 метрах от позиций  американской армии в Пизе в августе 1944 года. Даже в условиях глобального конфликта, в котором участвовало более 100 млн человек, так называемое «окончательное решение» требовало значительных людских ресурсов и сил. 

Обложка книги Эндрю Апостолоу «Ночь без конца: судьба евреев в оккупированной немцами Польше»

«Ночь без конца» — 546-страничная, отредактированная и сокращенная, английская версия 1700-страничного двухтомного исследования на польском языке – является частью волны исследований, демонстрирующих, насколько значительная часть этих усилий исходила от соседей евреев.

Польша была центром массовых убийств. Из 6 млн евреев, убитых во время Холокоста, около 3 млн были польскими. До массовых убийств в ходе «Операции Рейнхардт» 1941-1943 годов в восьми исследуемых польских уездах насчитывалось 108 149 евреев. «Ночь без конца» прослеживает судьбу 9 543 человек, переживших массовую бойню. К концу войны в живых из них осталось всего 2 387 человек. Немцы назвали этот заключительный этап Холокоста — уничтожение выживших после первых серий массовых убийств — Judenjagd («охота на евреев»). Это было совместное предприятие, в котором участвовали немцы, польские власти и поляки, жившие рядом с евреями.

Восемь глав в этой книге используют микроисторический подход, терпеливо изучая противоречивые, сложные источники, чтобы описать судьбы отдельных евреев. Один из методов микроистории состоит в том, чтобы отметить пробелы в доказательствах, заставляя читателей столкнуться с отсутствием свидетельских показаний и записей, ставшим результатом убийств и безнаказанности. 

Мы узнаем, например, что солдат Армии Крайовой Владислав Венгжин согласился спрятать Сабину Блауфедер и Женю Рабер, своих довоенных знакомых. Позже Венгжин предал этих женщин. Мы не знаем почему.

Немцы организовали систему контроля, которая сеяла ужас в польских деревнях, систему, основанную на том, что Энгелькинг и Грабовски называют «немецким законом и беззаконием». Местная служба безопасности также преследовала бежавших советских военнопленных и крестьян, плетя паутину страха и смерти. Немецкий террор высвободил темные силы в польском и украинском обществах. В то время как немцы уничтожали поляков, многие поляки использовали нападения на евреев, чтобы свести счеты, обогатиться, пропагандировать националистические и антисемитские идеи или выжить за счет друзей и соседей – евреев.

Микроистория, как следует из названия, особенно эффективна при реконструкции конкретных эпизодов в мельчайших деталях. Например, Грабовски подробно описывает убийство евреев в Венгровском гетто 21 сентября 1942 года — на Йом Кипур, случившееся в тот же день, что и окончательная массовая депортация из Варшавского гетто. В этот день 16-летний сын Мюллера, главы немецкой «охранной полиции», надел форму гитлерюгенда и участвовал в убийствах.

По тому же принципу Томаш Фридель анализирует социальную динамику в польской деревне, вызванную немецкой оккупацией. Немцы жестоко отомстили некоторым полякам, помогавшим евреям, и воспользовались их страхом. Немцы и польская полиция иногда убивали поляков, укрывавших евреев, что заставляло других поляков упреждающе убивать евреев, которых они укрывали, либо собственными руками, либо выдавая их. Дагмара Свалтек-Невиньска приводит в пример Войцеха Гикалу, который спросил деревенского старосту, что делать с 18-месячным еврейским младенцем из семьи Пинкес, которого он приютил. Польский полицейский застрелил и Гикалу, и ребенка.

Книга оказывает важную услугу, рассеивая польские мифы о евреях как о пассивных жертвах и о поляках как о спасителях. Рассказ о том, что евреи безропотно пошли на бойню, по умолчанию освобождает поляков от морального соучастия. Как и везде в Европе, неевреи придумывали сказки, чтобы замаскировать свое участие в этой истории. Позже многие утверждали, будто не знали, что немцы делали с евреями. Или что немцы всегда убивали тех, кто помогал евреям, оправдывая тем самым отсутствие помощи.

Аналогично в Польше, как и повсюду в Европе, ныне проводится целенаправленная политика, направленная на то, чтобы преувеличить роль неевреев в спасении евреев. Спасение становится нравоучительной пьесой: порядочные, принципиальные христиане спасали слабых, сбитых с толку евреев; и иногда немцы убивали христиан-спасителей. Грабовски называет такие разговоры о спасении в отсутствие более широкого контекста Польши военного времени «заблуждением и искажением истории». Немногие поляки были готовы помочь евреям, а те, кто помогал, терпел угрозы, а иногда и возмездие, включая убийства, со стороны собратьев-поляков.

Очерки описывают изобретательность и решимость в деревнях, лесах или трудовых лагерях, где евреи переживали беспрецедентную катастрофу. Получение еды было очень трудным процессом, неевреи часто бывали враждебны. В Злочевском уезде сохранился только один хорошо устроенный бункер под фундаментом дома, с выходом к колодцу. Немногие были в таких условиях.

Описан замечательный эпизод Сопротивления при участии Йоханана и Авраама Амстердам в Дулецком лесу на юго-востоке Польши. Семья Амстердам, сефардского происхождения, владела землей у этого леса, таверной и жертвовала деньги местной католической церкви. Йоханан Амстердам написал руководство под названием «Десять заповедей леса» о том, как избежать опасности. В разгар своей деятельности Амстердамы приютили у себя 60 евреев. В конце концов германо-советский фронт достиг и их укрытия. 27 ноября 1944 года последние 48 членов группы Амстердама бежали на советские позиции. После перехода через минное поле и обстрела со стороны немцев и советских войск живы остались 36 человек.

Очерки из новой книги развеивают миф о том, что немцы всегда убивали тех, кто помогал евреям. Немцы действительно всегда убивали евреев, но их действия против тех, кто евреям помогал, были различны. Например, после того, как в июне 1943 года поляки в Венгрове предали свою соседку Янину Рогинскую за то, что она спрятала 10 евреев, немцы расстреляли и ее, и евреев. Однако в августе 1943 года в том же уезде немцы просто оштрафовали Витольда Ратынского за то, что он укрыл 9 евреев (их всех расстреляли).

Точно так же поляки не могли оставаться в неведении о страданиях евреев. Страдания евреев были публичными, и иногда они становилась катализатором участия поляков в антисемитском насилии. Шрага Файвель Белявски слышал, как Манек Карбовски, его «друг» и сосед, предлагал принести топор, чтобы выломать дверь дома, в котором он прятался. Белявски слышал, как поляки смеялись, когда сгоняли евреев. Словами Алины Скибинской, «немецкие преступники не пытались скрыть то, что они делали, от местных жителей; все происходило открыто и публично. Кто хотел знать, тот знал; кто хотел услышать, тот слышал».

«Ночь без конца» демонстрирует: успех геноцида был бы невозможен без сотрудничества поляков. Соседи-поляки могли идентифицировать евреев так, как это не могли сделать немцы. Деревенские евреи интегрировались в окружающее население. Евреи местечка, напротив, были посредниками, полагавшимися на более слабые социальные связи, например, на бывших сотрудников и деловые контакты.

Фотография на мемориале в Едвабне. 2021 год

Поляки предпочитали убивать евреев. В Новотаргском уезде именно польская деревенская «самоохрана», а не немцы, рыскала по лесам в поисках евреев. Польские пожарные-добровольцы охотились на евреев. В Луковском уезде поляки выдавали евреев за мешок сахара. В очерках упоминается, что поляки насиловали еврейских женщин. А некоторые из числа Сопротивления сами стали угнетателями. Так, Армия Крайова освободила 120 заключенных в Новом Вишниче в июне 1944 года. А осенью 1944 года некоторые из этих освобожденных напали на еврейский бункер, убив семь из восьми евреев. Энгелькинг и Грабовски пишут: «Значительная часть польского населения участвовала в акциях по ликвидации, а позже, в период между 1942 и 1945 годами, прямо или косвенно способствовала гибели тысяч евреев, искавших у них убежища».

Для евреев бегство было мучением. Беглецы из гетто Семятыче вернулись, не найдя, где им спрятаться. Те немногие, что добрались до леса, продержались две недели. Некоторые сдались полиции, которая расстреляла их на еврейском кладбище.

Бывало, еврейские женщины находились в качестве подневольных рабочих в Германии, притворяясь христианками. Вопреки представлению о том, что трудовые лагеря всегда означали смерть, кое-какие евреи в них выжили, особенно в плохо контролируемых лагерях в Дембицком уезде в Польше. В лагерях у евреев из числа крестьян было больше шансов на жизнь благодаря их сельскохозяйственному опыту. Немцы поощряли веру в то, что евреи будут жить, если будут работать. Но ни работа, ни сотрудничество не помогали евреям спастись.

Однако окончание оккупации тоже не означало выживания. Послевоенный период нередко оказывался смертельно опасным. Лонека Линденбергера и Людвика Герца из Нового Тарга спас Оскар Шиндлер. Но поляки убили их в 1946 году.

Имели значение и региональные различия. В восточной Польше, где немецкая оккупация была относительно короткой, евреям помогали советские партизаны. Поляки, которые чувствовали угрозу со стороны украинцев, с большей вероятностью помогали евреям. В Бельске-Подляском потомки мелкой знати больше симпатизировали евреям. Эти бывшие дворянские семьи жили на хуторах, которые были удалены от деревень, наполненных враждебно настроенными крестьянами. Как справедливо утверждают Энгелькинг и Грабовски, «часто упоминаемая предполагаемая «неизбежность Холокоста» состоит из многих элементов, которые отнюдь не были неизбежны».

«Ночь без конца» по сути представляет собой продолжающуюся революцию в историографии Холокоста. Наиболее интересные исследования больше не сосредоточены на политике Германии по отношению к евреям или нацистских механизмах убийства. Вместо этого историки исследуют местное нееврейское население и его причастность к немецким преступлениям. Эти исследования часто сталкиваются с противодействием, иногда проникнутым антисемитизмом. 

Польский закон 2018 года предусматривает тюремное заключение на срок до трех лет для тех поляков и иностранцев, которые утверждают, что «польский народ или Республика Польша несут ответственность или со-ответственность за нацистские преступления, совершенные Третьим рейхом». Первоначально закон не включал художественную и научную деятельность. После критики Польша отменила уголовное наказание, разрешив вместо этого подавать гражданские иски. Но ловкостью рук она отменила и художественные и академические исключения, отдав историков на милость судебных разбирательств и запугиваний.

Самое главное, «Ночь без конца» предлагает защиту от попыток отрицать значение Холокоста и памяти о нем. В политике левые и правые экстремисты защищают отрицателей Холокоста и лживо жалуются, что память о Холокосте заслоняет память о других преступлениях. В научных кругах есть мнение, что Германия «чрезмерно увековечивает память о Холокосте». Однако «Ночь без конца» демонстрирует, что Холокост еще многому может научить. Вопреки мифам, ответственность за убийства в промышленных масштабах была шире, реальность Холокоста суровее, а моральная бездна Европы — глубже.

Полезна для сердца и печени. И еще несколько причин есть клубнику

 

Полезна для сердца и печени. И еще несколько причин есть клубнику

Это одна из наших любимых ягод, поэтому не нужно никого уговаривать, чтобы ее есть. Сезон клубники, однако, не очень долог, так что давайте пользоваться моментом. Тем более что вкус — не единственное преимущество клубники. Витамины, минералы, фолиевая кислота, кверцетин, эллаговая кислота – клубника содержит много ценных соединений. Порция ягод приносит удовольствие и пользу для здоровья.
Photo copyright: Canva.com
Клубника содержит витамины С, В и А. Всего 100 граммов клубники достаточно, чтобы удовлетворить суточную потребность взрослого человека в витамине С. Витамин С способствует усвоению железа. И в то же время это антиоксидант, то есть соединение, которое защищает от болезней сердца, рака, замедляет старение организма.
В клубнике есть фолиевая кислота и много минералов: калия, фосфора, цинка и йода. Фолиевая кислота поддерживает работу мозга.
Клубника содержит полифенолы, в том числе эллаговую кислоту, и флавоноиды сильного действия – кверцетин и кемпферол. Эллаговая кислота, кверцетин, кемпферол – названия звучат космически, но важнее их действие. Это все соединения с противораковым эффектом: клубника — наш союзник в защите от онкологических заболеваний.
Пектины и органические кислоты, содержащиеся в клубнике, стимулируют работу кишечника, регулируют пищеварение, ускоряют обмен веществ. Клубника очищает желудочно-кишечный тракт, помогает в работе почек, регулирует секрецию желчи (оказывает желчегонное действие), стимулирует работу печени, защищает от атеросклероза, улучшает переваривание жиров и белков.
Антоцианы, или соединения, придающие клубнике темно-красный цвет, защищают от болезней сердце и кровеносные сосуды.
Клубничная маска для быстрой подтяжки лица
Клубничная маска — это естественная порция витаминов и увлажнения для кожи. Она действует интенсивно, как питательная бомба: кожа становится свежее, веснушки осветляются, морщины разглаживаются, улучшается цвет лица.
Разглаживание и осветление кожи — это заслуга органических кислот, особенно лимонной, яблочной и янтарной: они способствуют быстрой подтяжке лица. Самый простой рецепт — положить на кожу дольки фруктов.
Рекомендуется умеренность — как и во всем
Один момент. Как и во всем, важна умеренность — избыток клубники у людей, страдающих аллергией на пыльцу березы, может, хотя и не обязательно, вызвать перекрестную реакцию. Это результат новых исследований.
“До сих пор считалось, что антоциановые соединения, придающие клубнике темный цвет, очень хороши. Да, это верно. Темный цвет клубники является генетической характеристикой, то есть одни сорта имеют тенденцию производить антоцианы больше, другие — меньше. Но следует помнить, что антоциановые соединения также образуются в результате стресса растений. При этом в таком состоянии в плодах вырабатываются стрессовые белки, профилины, которые имеют аллергенную основу. Чем больше антоцианов, тем больше профилинов может быть или не быть. Если у нас больше профилинов, то, к сожалению, потребители могут страдать от перекрестной аллергии на пыльцу березы Bet V1. Это нужно иметь в виду”, — объясняет профессор Эвелина Халлманн (Ewelina Hallmann), специалист по питанию и пищевым технологиям из Института наук о питании человека Высшей школы сельского хозяйства.
Как купить хорошую клубнику?
И практический совет: стоит покупать свежесобранную и, прежде всего, сухую клубнику. Следует остерегаться серой плесени.
“Серая плесень — это болезнь клубники. Гифы гриба этой плесени продуцируют микотоксины (одни из самых сильных токсинов; употребление в пищу грозит, среди прочего, раздражением нервной системы). Проблема с микотоксинами заключается в том, что они находятся в ягодах, когда гифы гриба еще физически невидимы. Поэтому нужно покупать свежесобранную, в первую очередь сухую клубнику, это показатель того, что серой плесени там не будет,” — говорит профессор Халлманн.
Клубника — одна из самых любимых ягод
Некоторые ее разновидности исчезают. Появляются новые. Звучат более или менее экзотично — Капри, Мармелад, Сенга-Сенгана, Ксанте… Но не меняется тот факт, что клубника — любимая ягода поляков. В 2019 году исследование, проведенное компанией Kantar, показало, что 32% поляков предпочитают клубнику, немного уступают яблоки — 30%, на третьем месте оказалась малина — 10%.
В 2021 году они также были любимым лакомством поляков, только поменялись местами — 36% потребителей номером один назвали яблоки, клубнику — 35%. На третьем месте оказались черешни (13%), на несколько пунктов опередив малину.

Момент, когда "Атлант расправил плечи" в Америке уже наступил, это показывают новые данные налоговой службы

 Джон Милтмор

Момент, когда "Атлант расправил плечи" в Америке уже наступил, это показывают новые данные налоговой службы

В сентябре этого года миллиардер Кен Гриффин объявил о том, что сворачивает дела и переводит Citadel — свой гигантский хедж-фонд — из Чикаго в Майами.

“Город ветров” вышел из-под контроля, сказал он Bloomberg. Он принял окончательное решение после того, как его коллега зашел в кафе и был ограблен вором, который “приставил пистолет к его голове”.

Не секрет, что отъезд Гриффина является частью гораздо более масштабной миграции, происходящей по всей Америке.

Данные показывают, что несколько густонаселенных “голубых” штатов — среди них Калифорния, Нью-Йорк и Иллинойс — теряют население и компании на протяжении многих лет. В 2021 году Forbes написал о “левых беженцах” (leftugees), бегущих из синих штатов в красные. За несколько лет до этого статья в The Hill рассказывала о “великом исходе из голубых городов Америки”.

Новые данные Налогового управления, однако, показывают, что скорость, с которой “голубые” штаты теряют налогоплательщиков и их скорректированный валовой доход (AGI), растет. Недавний анализ Wall Street Journal показал, что более 100 000 человек покинут Иллинойс в 2021 году, забрав с собой около 11 миллиардов долларов в виде совокупного дохода, что почти вдвое больше, чем в 2019 году. Для Нью-Йорка этот показатель составил $24,5 млрд, увеличившись более чем на 150% по сравнению с 2019 годом. В то же время, в Калифорнии потери AGI (29 млрд долларов) более чем утроились по сравнению с 2019 годом.

То, что люди мигрируют из этих штатов, важно. Но не менее важно, кто мигрирует, и данные рисуют мрачную картину для этих штатов. Налогоплательщики, уезжающие из Иллинойса и Нью-Йорка, зарабатывают примерно на 35 000 долларов в год больше, чем вновь прибывшие. Для Флориды данные еще более разительны. Средний доход вновь прибывших в “Солнечный штат” составил примерно 150 000 долларов — более чем в два раза больше, чем у уезжающих.

“Другими словами, гуси с золотыми яйцами улетают”, — пишет экономист Дэниел Митчелл, ссылаясь на данные Налогового управления.

Сойти с рельсов

Нет необходимости говорить, что эти данные не предвещают ничего хорошего для будущего этих штатов. Но не все этим обеспокоены.

The Atlantic признает реальность того, что происходит масштабная миграция, которая опровергает общепринятое мнение о том, что “демократические штаты — это будущее”, но отвергает идею о том, что они “умирают”.

“Нью-Йорк — это не какая-то антиутопическая пустошь, где ни у кого нет будущего”, — пишет Иерусалим Демсас.

Возможно, Демсас прав, но трудно отрицать, что то, что мы наблюдаем во многих крупных городах США — рост преступности, неуспеваемость в школах и социальные волнения — весьма похоже на антиутопию

При этом, есть основания полагать, что эти проблемы будут усугубляться, а не решаться. Потеря создателей богатства и обеспеченных работников влияет не только на экономический ландшафт. Это также влияет на политический ландшафт.

В своей недавней статье в WSJ Эллисия Финли отметила, что это в первую очередь работает на политические выгоды профсоюзов государственного сектора и активистов социального обеспечения.

“Города теряют избирателей, которые не дают их лидерам сойти с рельсов”, — пишет Финли, отмечая, что мэр Чикаго Лори Лайтфут была побеждена Брэндоном Джонсоном, еще более левым, чем она.

Перевес Джонсона был относительно небольшим — около 20 000 голосов. Это лишь малая часть от 175 000 человек, покинувших округ Кук в 2020-2022 годах, отмечает Финли, и вполне логично, что именно эти люди нужны городу, чтобы вернуться “на рельсы”.

Можно увидеть цикличность этого явления. По мере того, как города и “голубые” штаты становятся все более конфискационными и враждебными по отношению к правам собственности, они вытесняют более состоятельных людей и создателей богатства. А когда преуспевающие люди уезжают, политика становится более конфискационной и враждебной по отношению к правам собственности. И цикл продолжается.

Я не размещаю компании в Нью-Йорке".

В этом феномене есть что-то рэндианское. В конце концов, основной сюжет “Атлант расправил плечи” рассказывает о небольшой группе промышленников, живущих в антиутопическом будущем, в котором они борются за сохранение своего бизнеса на плаву, борясь с деспотичным правительством и жадными до денег политиками. В конце концов они решают, что к черту все это, и уходят, забрав с собой свое богатство, творчество и инновации.

Это очень похоже на то, что мы наблюдаем, за исключением того, что речь идет не только о нескольких богатых промышленниках, таких как Дэгни Таггарт и Хэнк Рирден (два героя “Атланта”). Уезжают не только Кены Гриффины, но и сотни тысяч создателей богатства, которые голосуют ногами и выбирают более зеленые пастбища возможностей.

Это более реалистичная версия “Атланта, расправившего плечи”. Роман во многих отношениях представляет собой эпическую тайну, встречу Агаты Кристи и Сесиля Б. ДеМилля. Пока Таггарт и Рирден борются (и в конце концов завязывают роман), мы постоянно слышим о какой-то загадочной фигуре: Джоне Голте.

В конце концов мы, конечно, узнаем, что Голт — недовольный мечтатель и предприниматель, и он приглашает лучших и самых умных представителей общества присоединиться к нему, чтобы оставить мародеров на произвол судьбы. Он объясняет причину этого в длинной речи ближе к концу романа, которая излагает философию Рэнд о добровольности, индивидуализме и капитализме.

“Все люди, которые исчезли, люди, которых вы ненавидели, но боялись потерять, это я забрал их у вас. Не пытайтесь найти нас. Мы не хотим, чтобы нас нашли. Не кричите, что наш долг — служить вам. Мы не признаем такого долга. Не кричите, что вы нуждаетесь в нас. Мы не считаем нужду требованием. Не плачьте, что мы принадлежим вам. Это не так. Не умоляйте нас вернуться. Мы бастуем, мы, люди разума. Мы бастуем против самосожжения”.

Это хорошая история, но она не совсем правдоподобна. Тем не менее, мы наблюдаем массовое движение людей, которые устали от того, что плоды их труда изымаются для финансирования все более дисфункциональных государственных систем.

Мы часто забываем, что предпринимательство — это жизненная сила экономики. Общества без него увядают. А многие из этих штатов и городов стали враждебны к предпринимательству и созданию богатства.

“Я больше не создаю компании в Нью-Йорке… или Калифорнии”, — сказал недавно в интервью CNN предприниматель Кевин О’Лири из “Shark Tank”. “Эти штаты непригодны для инвестиций. Политика здесь безумна. Налоги слишком высоки”.

Как показал отъезд Гриффина из Чикаго, не только высокие налоги изгоняют людей из городов.