воскресенье, 22 мая 2022 г.

Война все запишет


Война все запишет

Как цифровизация изменила представление о современной войне и документации военных преступлений.

Украина

Россия

войны

технологии

Виктор Вилисов

21.05.2022

Источник:The Insider


От спутниковых снимков, геолокационных сервисов и мобильного покрытия до распознавания лиц, искусственного интеллекта и дронов — за последние 10 лет цифровые технологии кардинально изменили представление о том, что такое современная война, и стали важнейшей частью процесса выяснения и документации фактов о военных преступлениях. Методы, отточенные на сирийском конфликте, сегодня уже активно применяются для расследования российского нападения на Украину. При этом используются снимки со спутников, видео с дронов, анализ больших данных, способности искусственного интеллекта по распознаванию лиц и многое другое. Правда, из-за инертности правовой системы цифровые доказательства по-прежнему сложно использовать в международном суде.


Новая цифровая реальность

В войне России против Украины беспрецедентно многое, но отдельно важен такой нюанс: военные конфликты до сих пор никогда не случались на территории с настолько плотным мобильным и интернет-покрытием. Когда Россия бомбила Сирию, защищая Асада, только 30% населения этой страны было онлайн; во время вывода американских войск из Афганистана 20% афганцев пользовалось интернетом. В Украине же сегодня 75% населения онлайн.


В 2014 году только 4% украинцев имели доступ к 3/4G сетям, — в 2021-м уже 80%; только 14% украинцев в 2014 году имели смартфоны, уже в 2020-м их было больше 70%. Наконец, по всему миру социальными сетями сегодня пользуется около 4,6 млрд человек — в два раза больше, чем в 2014 году; к тому же за это время крупнейшие контент-платформы перешли на алгоритмические ленты, усиливающие видимость материалов, вызывающих ярость, злобу и отчаяние. Войну в Сирии называли "первой виральной войной", но украинская — несравнимо более виральная и доступная в прямом эфире — как из-за технологического прогресса, так и из-за предвзятого взгляда глобальных медиа, в котором смерть белых людей на европейском континенте более ужасна, чем смерть других.


За два месяца мы увидели, что высокая плотность интернет-покрытия территории конфликта это и преимущество, и уязвимость: война медиатизируется Украиной, и это помогает ей получать помощь и поддержку для защиты; свидетельства о жертвах и разрушениях появляются практически сразу, часто даже с еще занятых российскими войсками территорий; то, что имеет все признаки военных преступлений и преступлений против человечности и может быть признано таковыми в международном суде, документируется сразу несколькими независимыми сторонами. Наверняка интернет также помогает избежать многих жертв: например, через предупреждения о готовящихся ударах в приложении "Дiя", p2p-обмен информацией и цифровую координацию гуманитарных инициатив. Войска агрессора в таких условиях неизбежно оставляют множество цифровых следов, делая себя уязвимыми перед комбатантами другой стороны и расследователями.



Война России с Украиной в этом смысле "новая", но технологичными действия РФ, по традиции уничтожающей города с воздуха, назвать сложно.

Но такая уязвимость работает и в обратную сторону: цифровые профили населения и подключенные к сетям объекты украинской инфраструктуры так же прозрачны для российских военных и спецслужб; известно, что вторжение сопровождалось цифровыми атаками со стороны России; также неоднократно сообщалось о случаях использования платформ микроработы для пометки зданий в Украине для обстрелов и другой разведработы. Исследовательница Мэри Калдор в книге In Defence of New Wars предлагает понятие "новой войны", сменяющей "войны четвертого поколения": в них сталкиваются регулярные и нерегулярные государственные и негосударственные военные формирования, бывает трудно провести границу между войной и миром, конфликт локален и глобален одновременно, важную роль играют технологические и цифровые решения, а существенная часть насилия направлена против гражданского населения.


Война России с Украиной в этом смысле "новая", но технологичными действия РФ, по традиции уничтожающей города с воздуха, назвать сложно. В чем действительно впервые масштабно раскрылась роль цифровизации в конфликте в этот раз — так это в документации и выяснении фактов о войне с минимальным временным разрывом.


Технологии, помогающие расследовать происходящее в зоне конфликта и устанавливать ответственность, условно можно поделить на четыре группы: геопространственные (geospatial intelligence, GEOINT), финансовые (FININT), свидетельские устройства и приложения — от смартфонов и мобильных камер до нательных трекеров, IoT-девайсов ("интернет вещей": домашние и уличные датчики, подключенные к сети) и приложений, сохраняющих данные в блокчейны, а также онлайн-расследования по открытым источникам (OSINT), в которых часто используются технологии первых трех групп и данные, получаемые ими.


Уже на этапе сбора данных возникают сложности, зависящие от того, кто эти данные собирает, с какими целями и как их архивирует. Вокруг военного конфликта помимо воюющих сторон могут действовать как минимум четыре категории акторов: гуманитарные, правозащитные, международные судебные институции и независимые расследователи и медиа. В идеале их цели должны дополнять друг друга, на практике так получается далеко не всегда; к тому же у разных организаций разный доступ к местам военных действий и сбору информации и каждая из них может по-разному видеть свои приоритеты, а значит и по-разному собирать, распоряжаться и передавать информацию. Например, задача расследователей и правозащитников на границах Украины и в пострадавших городах заключается в числе прочего в массовом интервьюировании пострадавших и беженцев из Украины для сбора свидетельств (чем занимается, например, Human Rights Watch, уже собравшая сотни интервью); гуманитарные же организации заинтересованы в том, чтобы эти люди как можно скорее оказались в безопасности, при необходимости получили психологическую помощь и не подвергались ретравматизации воспоминаниями о зверствах.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..