четверг, 4 января 2018 г.

Профессиональный юрист о недопуске Алексея Навального до участия в выборах президента РФ в 2018 г.

Что такое законный отказ?

Профессиональный юрист о недопуске Алексея Навального до участия в выборах президента РФ в 2018 г.
В связи с отказом Центральной избирательной комиссии Российской Федерации (далее – ЦИК РФ) зарегистрировать Алексея Навального в качестве кандидата в президенты РФ, вышел целый ряд статей профессиональных юристов, объясняющих, почему ЦИК поступила правильно, а точнее законно. Коллеги с таким смаком выписывали в своих заметках буквы большинству неизвестных законов, постановлений, приказов, о порядке и организации выборов в Российской Федерации, что эти цитаты могли убедить читателя в строгом соответствии недопуска Навального «по букве закона».
Я не ставлю перед собой задачу разрушить эту строгую логику соответствия тем или иным «буквам», но попробую на правах юриста пояснить, что вообще такое «буква закона». Ситуация, при которой граждане остались с ощущением, что хоть и печальное, но законное решение привело нас к неизбежной единственной кандидатуре на выборах, меня категорически не устраивает, так как подобное понимание закона противоречит здравому смыслу и логике, а закон не может быть алогичен. Далее последует краткое разъяснение, чем отличается законное от соответствующего букве закона.
Издревле между собой соперничали две школы понимания закона – школа естественных прав и школа позитивного права. Естественную школу часто связывают с англо-американской правовой традицией. В Англии и конституции нет, как единого документа, зато есть суды справедливости, которые как раз не на писанном законе основывали свои суждения, а на справедливом, естественном праве. Позитивизм ассоциируется с континентальной Европой, с рецепцией законов римского права, которые были изучены и записаны, а средние века и возрождение добавили этому процессу известную толику божественности. Поэтому у европейцев такое священное отношение к закону, а у американцев к праву. У России, конечно, был особый путь. Сильное влияние поочередно французского и немецкого права на формирование нашего правосознания поставило нас на рельсы позитивизма. А советский режим, по аналогии с влиянием юристов-богословов средних веков на европейцев, задолбил в сознание русского человека святость буквы закона, только вместо бога у нас была партия. К нам мы еще вернемся, а сейчас о разнице между естественниками и позитивистами.
Естественники полагают, что права даны человеку от рождения, такие права – жизнь, свобода, частная собственность, они неприкосновенны, а государства, создавая письменные правила и законы должны защищать эти права, причем защищать не только от внешнего врага, но и оберегать одних граждан от посягательства на права других граждан. Проще говоря, пришел я в поле построил дом, начал землю пахать, а на соседнее поле пришел другой пахарь с аналогичным экономическим решением, так вот чтобы в один прекрасный момент наши два (а в реальности скорее двадцать два) плуга не встретились и не началась bellum omnium contra omnes («Война всех против всех» – Т. Гоббс), государство создает правила межевания земельных участков, определяет частную собственность в качестве института гражданского права, придумывает, как ее получать, передавать, защищать, чтобы естественное право одного не стало естественным концом права другого. А естественность именно в том, что мы, люди, в отличие от животных должны уметь договариваться, а не решать вопрос силой, поэтому для нас это должно быть естественно.
Позитивисты считают, что закон, это то, что написано государством, а граждане должны повиноваться. Если красный свет горит, то ехать нельзя, даже если он полчаса горит, а дорога пустая, вообще вы в степи – ехать нельзя, потому что так решило государство, только ему все пути исповедимы, раз решило, значит нужно.
Вернемся к Советскому Союзу. Это был пример крайнего позитивизма, как и в любом тоталитарном государстве гражданину запрещалось не только рассуждать о своих естественных правах, но даже задумываться о том, что закон может быть несправедливым или ошибочным. Законотворчество было полностью подчинено идеологии. Роль гражданина в таком обществе – исполнять, роль правоприменителя (суда, прокуратуры, полиции) – карать за неисполнение. Конечно, позитивизм в дофашистской и послефашистской Германии развивался по другим канонам, он признавал и принципы справедливости и добросовестности, активно развивал институты частного права их защиты и неприкосновенности. Кодекс Наполеона во Франции как раз и появился для того, чтобы защищать естественные права, записанные в конституции (на тот момент во множестве конституций Франции). Но все-таки, если упрощать, то странам позитивного права свойственно преклонение перед буквой закона. А ответственность за справедливость законов возлагается на законодателя, то есть на государство.
На сегодняшний день наблюдается сильное взаимопроникновение принципов естественного и позитивного права. На принципы справедливости, сотрудничества и взаимоуважения ссылаются законы о торговле, корпоративное право, право недвижимости. Перед судами во всем мире сегодня стоит задача не определить, кто прав, а кто неправ по закону. Суды, ссылаясь на принципы конституции или на общечеловеческие принципы, пытаются установить, что справедливо. В историческом деле Маккаллох против штата Мэриленд (MCulloch vState, 17 U.S. 316 (1819)) Верховный суд США установил, что право государства собирать налоги подразумевает наличие Центрального банка и сети его филиалов, хотя закона о Центральном банке на тот момент не существовало. В 2015 году Верховный суд США пересмотрел запрет на однополые браки (Obergefell v. Hodges, 135 S.Ct. 2584 (2015)), посчитав, что такой запрет нарушает равную защиту всех граждан перед законом, хотя перед каким конкретно законом никто не говорил, имеется в виду дух закона, выражающийся в справедливом отношении ко всем гражданам. Во Франции совсем недавно суд пересмотрел позиции на возраст согласия для вступления в интимные отношения, а это страна позитивного права, закон еще не поменяли, он по «букве» действует в прежней редакции. Мир меняется, законодательная машина не успевает за ускоряющимся процессом перемен. Поэтому все сложнее найти закон, на который можно сослаться, все чаще споры решаются исходя из принципов и смысла права.
Что же в России. Вопреки расхожему убеждению наша судебная система работает не так плохо. Например, в области частного права эти летом прогремело Постановление Конституционного суда Российской Федерации, в котором суд пересмотрел закон в пользу принципа добросовестности в вопросе приобретения недвижимости. Решение было вынесено против интереса государства (Постановление Конституционного Суда РФ от 22.06.2017 N 16-П «По делу о проверке конституционности положения пункта 1 статьи 302 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.Н. Дубовца»). Но в вопросах публичного права (конституционное, уголовное) мы всегда становимся на позиции ревнительного позитивизма. Так ЦИК РФ, ссылаясь на «прискорбные обстоятельства и нормы закона», как основания отказа в регистрации Алексея Навального в качестве кандидата в президенты, руководствовалась, конечно, не правом, не законом, а лишь формой закона как прикрытием. Закон демократического государства, а именно таким наше государство предстает в статье 1 конституции РФ, должен гарантировать свободные демократические выборы, систему разделения властей, независимый суд, независимость государственных агентов. Цель избирательной комиссии именно в том, чтобы определить, не нарушаются ли права граждан, представлены ли их голоса кандидатами, а не в том, чтобы провести формальную сверку документов, с этим мог бы секретарь справиться. Задача комиссии в том, чтобы обеспечить доступ на выборы всем слоям населения через своих представителей, любой закон, запрещающий это, должен отметаться, решение должно приниматься contra legem (против закона), этим древним римским правилом пользуются суды и комиссии всего мира, когда понимают, что закон несправедлив, и законным следует считать решение, противоречащее «букве закона», но соответствующее его актуальному смыслу.
В финале следует заметить, что решение ЦИК РФ о недопуске Алексея Навального к выборам в качестве кандидата в президенты не стоит считать законным и с точки зрения позитивистского подхода. Но эту тему я решил не затрагивать, так как она может породить множество теоретических дискуссий, которые я считаю абсолютно неуместными в таком важном вопросе, как определение судьбы государства на ближайшие шесть лет. Даже, если мы признаем, что решение ЦИК РФ было формально верным, мы должны понимать насколько оно является неверным фундаментально. Так же мне хотелось сделать акцент на том, что формально законное решение может быть не только не правовым, но и антиправовым, соответственно незаконным по своей сути.
Юрий Брисов

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..