воскресенье, 9 февраля 2014 г.

О РЕЛИГИОЗНОМ ЗАСИЛЬЕ




 Ничто так не огорчает меня в Израиле, как неприязнь между светской и религиозной публикой. Фанатики и дураки, с той и другой стороны, грызут друг друга почем зря. Одни без устали твердят о религиозном засилье, другие даже не пытаются найти дорогу к миру и взаимопониманию с евреями-атеистами.  А выхода, кроме доброго согласия, у нас нет. Живем на острове, окруженном океаном агрессивной ненависти. Нам бы границы бдительно обозревать, а вместо этого косимся друг на друга.
  
 Каждый Песах открываю Тору на рассказе об Исходе. Это обязательная часть моего, личного праздника. И каждый раз нахожу что-либо новое, прежде неведомое или неосмысленное прежде.
 «И сказал Бог, обращаясь к Моше: «Что ты вопиешь ко мне? Скажи сынам Израиля, чтобы они двинулись вперед». Слово это «вперед», «кадима»  опошлено современными политиканами, но и они – дети «сынов Израиля».
 Читал прежде о переходе через Красное море, но слово это воспринимал, как обычное указание направления, как вектор движения, но не были ли эти слова Бога – символом будущей жизни, судьбы еврейского народа. Вперед! Несмотря ни на что. Вперед, даже тогда, когда перед тобой бездна моря, а у тебя нет лодок и кораблей. Не оглядывайся на то, что оставил, ни шагу назад. Только в движение – спасение твое. За этим словом «вперед» - еврейский гений. В конце концов, ты «избран», чтобы не было у тебя никогда права на остановку и возвращение.
 Мой знакомый, знаток высшей математики, склонен разбираться в вопросах духовных с помощью простых, арифметических действий. Недостаток этот распространен широко. Атом вещества скрыт – за ним тайна. Картина Леонардо – вот она, можно даже пощупать, какой уж тут секрет «вещества». Вот и о религии, как и о футболе, каждый из нас готов рассуждать с полным знанием дела.
 «Религия – это догмат и вера», – говорит мой приятель, не догадываясь, что два эти понятия в иудаизме несовместимы совершенно, как несовместима любая догма с движением, дорогой знаний.
 Подлинно религиозный еврей, никогда не назовет себя человеком, достигшим высот веры. Он стремится к вере, он ищет веру, он идет к вере. Он в процессе, начатом тысячелетия назад. И процесс этот далек от завершения. Ожидание Машиаха в иудаизме столь же бесконечно, как бесконечен и познаваем бесконечно сам Бог евреев, как бесконечен путь знаний и постижения Вселенной, как бесконечна дорога к вере.
 Гордыня и бесконечность Вселенной и знаний - понятия тоже несовместимые. Гордыня – вот подлинная догма, а не само учение, данное Танахом. То, что от Бога, – догмой быть не может. Парадокс? Нисколько. Всесильный говорит с человеком на равных, как мудрый учитель с детьми. Он не в силах открыть подлинную глубину юному разуму своих созданий. Он рассчитывает на способность человека совершенствоваться и делать выводы из ошибок. Вот почему тексты Торы похожи и на букварь, на стартовую «колодку».
 МАМА МЫЛА РАМУ – это букварь.
 ДА БУДЕТ СВЕТ – это Брейшит.
 Все от слова: от граффити на стенах, от букв на бумаге, от знаков в камне. Все, связанное с интеллектом человека, вторит эхом Книге Книг.
 Учись грамоте и учись думать. В Торе все, что требуется потомкам Адама и Евы: вся «таблица Менделеева» для души и для мысли.
 Комментарии, поиски, споры, внезапные открытия и откровения – все это связано с Торой точно так же, как с этими особенностями работы мозга человека, связана любая творческая работа.
 Мир в движении. Люди не в силах остановить течение времени. Это понимал великий Автор, и он сделал все, чтобы тексты Его Книги не воспринимались, как догма, потому что любая догма не способна выдержать натиск изменений в мире и неизбежно гибнет, оставив после себя всего лишь робкий след в исторических анналах и музеях, да и то в лучшем случае.
 Но думать иначе моему знакомому знатоку высшей математики удобно, прежде всего, потому, что в мире людей он видит два начала: пресловутый базис и настройку. Он – материалист и не склонен уравнивать в понятиях душу людскую и тело. Долгие годы обработки мозга марксизмом не прошли зря.  «Тело», конечно же, первично, а душа, если она и существует, – чистая лирика, с которой люди вынуждены считаться, но не более того.
 Снова он, знаток Теории относительности и прочих хитростей физического мира, пробует разобраться в сложнейших вопросах с помощью примитивных арифметических действий.
 Тело Адама создал Творец из «праха земного». Проще говоря, из той  же «таблицы Менделеева». Тело это ничем не отличалось по своему химическому составу от трав и деревьев, от плоти животных и птиц, да и от самого «тела» Земли.
 Но Адам и Ева задумывались «избранным народом», а потому Бог попытался поднять эту парочку до себя, вдохнуть в Адама душу. Одиночеству, пусть и великому, нужен собеседник. Но здесь и возникла невозможность «мирного сосуществования» обычного тела и Богодуховной сущности человека, а следом и пришло бессмертие в обычных земных формах физической смерти и воспроизводства потомства. Яблоко с Дерева познания добра и зла стало закономерным и понятным толчком в этом процессе.
 Так люди – «народ избранный» - начали свою историю, полную радости и трагедий, достижений и потерь. Так началась история неразрывности тела и души.
 Без пиши телесной: хлеба, воздуха, лекарств, всего того, что мы называет нынче техническим прогрессом, жизнь современного человечества была бы невозможна. Но без религии, без искусства от Бога, без поисков и достижений души и сам человек мгновенно утратил бы свою «избранность» - стал обычным видом в животном мире, не более того, перестал быть человеком.
 Тело (материя) – это не фундамент, не базис цивилизации людей. Надстройка – не стены здания. Человек – явление в природе уникальное. И феномен этот свести к обычным терминам от архитектуры невозможно. Что там в основе? Что первично, что вторично?  Не нам судить.
 Отсутствие пищи телесной  превращает человека в безумца, убивает его. Бездуховность точно также ведет  к безумию и смерти, в масштабах не менее значительных.
 Голодомор души время от времени обрушивается на землян и тогда начинают гореть костры инквизиций и войн, народы превращаются в стада безумных фанатиков, а водные потоки в реки крови. Вот почему так опасна нынешняя массовая культура. Подмена корма для души чревата опасным отравлением всего организма человека.
 Всевышний не захотел или не смог дать человеку бессмертную плоть, но Он дал своим чадам частицу своей бессмертной души, и только этим отличил (или поднял) человека над миром земной природы.
 Идеализм такая же чепуха, как и материализм, как любая крайность, любая догма в нашем текучем, полном неразгаданных тайн, мире. Человек склонен постоянно искать «рычаг», чтобы перевернуть мир. Он не в силах примириться с тем простым фактом, что Земля крутилась, крутится и будет вертеться без всякого его вмешательства, что ему дано лишь великое счастье творчества и постепенного осмысления мира, который его окружает. Все остальное, все амбиции «царя природы» – от того же греха гордыни…. и зависти.
  «… Нота зависти есть общая в рабочем движении: главная отличительная черта его от движения религиозного», - писал в дневнике Михаил Пришвин.
 Прочел этот текст и подумал, что не только от цепей рабских увел Моше евреев, но и от зависти к хозяевам жизни.
 Не думал Пришвин об Исходе, когда записал эту мысль, но разве попытка уйти от рабства египетского не была, в то же время, и попыткой увести рабов от разрушительной зависти к рабовладельцам? Разве не это страшное чувство разъедало души потомков Иакова на берегах Нила? Но не только. Тот кризис в пустыне тоже от зависти к тем, кто остался у «котлов с мясом. Зависти к себе же – сытому рабу.  Не просто от рабства физического увел Моше евреев. Он увел их от трагедии нации, от неизбежного насилия, сопряженного с завистью. Только человек свободный от зависти может быть по-настоящему свободен.
 В движении религиозном нет зависти – пишет Пришвин. Он прав. Исход и был движением глубоко религиозным. 40 лет блужданий по пустыне понадобились бывшим рабам не только для смены поколений. Лишь принятие Закона Божьего дало им право на возвращение в Ханаан, возвращение с боем.
   Тора все завязывает в один узел: русский писатель Пришвин, Исход, ракеты, падающие на еврейский город у моря….
 Тора, конечно же и «букварь», и  учебник Истории, но особый учебник, читая который думаешь, прежде всего, о себе самом, о своих близких, о земле, на которой живешь, о дне сегодняшнем.
 « Жены ваши, малые дети ваши и скот ваш пусть останутся в стране, которую дал вам Моше на этой стороне Иордана. Вы же идите вооруженными впереди братьев ваших, все отважные воины, и поможете им. И до тех пор, пока не даст Бог покой братьям вашим, как вам, и овладеют так же и они страной, которую Бог, Всесильный Бог ваш дает им».
 «Догма и вера», - говорит мой знакомый. Эти твердые и ясные два слова будто и само его существование делают твердым и ясным. Возможно, в каждом из нас сидит этот панический страх неопределенности, незавершенности, текучести и сущности нашей и нашего сознания. Страх перед  «Хаосом иудейским», как точно определил трагическую радость познания бесконечности поэт Осип Мандельштам.

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..