вторник, 31 мая 2022 г.

НАША ВЕЧНАЯ СТОЛИЦА

 

Наша вечная столица

Есть те, кто сомневаются? Не считая, конечно, маргиналов из «Шалом ахшав», «Махсом вотч» и др., отрабатывающих европейскую кормушку. Ну, сегодня не о них, сегодня о Святом городе.

Наша вечная столица

Photo copyright: pixabay.com

“С этого времени и навсегда не обращайте лиц ваших более к Иерусалиму” (624 год н.э.).

Мы уже с вами неоднократно говорили об исследованиях одного из ведущих ученых Академического колледжа Иудеи и Самарии, востоковеда доктора Нисима Дана, показывающих, что священная книга мусульман Коран отнюдь не утверждает, что территория Эрец-Исраэль исконно принадлежала арабам. Иерусалим нигде не фигурирует в Коране, как священный для ислама город. Оказывается, до то того, как мусульманам было приказано молиться в сторону Мекки, они, действительно, молились на Иерусалим. Но Иерусалим нигде не упоминается в Коране, кроме одного интересного места, именно там, где говорится: «С этого времени и навсегда не обращайте лиц ваших более к Иерусалиму» (624 год н.э.). Доктор Дана утверждает также, что из Корана невозможно понять, что местом восхождения Пророка Мухаммеда на небеса была мечеть «Аль-Акса», которая, как известно, по этой причине является третьим по святости местом для мусульман. Мухаммед умер за 60 лет до того, как была воздвигнута Храмовая гора. Отсюда явно следует, что он вообще не восходил на небеса через «Аль-Акcу». В своем исследовании Дана цитирует авторитетного исламского комментатора Ибн Таймию, который написал, что «врет всякий, кто говорит, что есть свидетельства пребывания Мухаммеда на Храмовой горе – такие как отпечаток его стопы или обрывок его одежд». В своей работе ученый приводит стихи из Корана, где указывается на право евреев на землю Израиля. «Я не знаю, является ли ошибочной трактовка Корана, принятая среди палестинцев, результатом намеренного искажения фактов или простого незнания», – заключает доктор Нисим Дана.

Мнение следующего специалиста востоковеда прозвучало на арабском языке.

Доктор Мордехай Кейдар – политолог Бар-Иланского университета, ученый-арабист. Он часто выступает на популярном катарском телевизионном канале «Аль-Джазира». Читаем запись одного из интервью.

Разговор происходит в июне 2008-го. В интервью, надо сказать, доктор Кейдар проявил гораздо бОльшую эрудицию и знание Корана, чем хозяин передачи Джималь Риан, попытавшийся было цитировать Коран в том месте, где, по его мнению, говорится об Иерусалиме, но вдруг запнулся на середине фразы, поняв, что там упомянуто лишь «самое далекое место».

– А сейчас у нас в гостях Мордехай Кейдар политолог с отделения арабских исследований Бар-Иланского университета. Господин Мордехай, это решение (продолжать строительство в Иерусалиме) – еще один гвоздь в гроб израильско-палестинских переговоров?

– Я не понимаю вопроса! Почему Израиль должен просить разрешения у кого-либо? Иерусалим был нашей столицей в течение 3000 лет. Мы были здесь еще тогда, когда Ваши предки пили вино, хоронили заживо родившихся дочерей и поклонялись идолам (то есть, еще не приняли ислам, запрещающий все перечисленное). Судя по последующим словам, это замечание сильно задело Джималя Риана. Почему же, спрашивается, мы должны об этом говорить? Это наш город уже в течение 3000 лет, и он навсегда останется нашим.

– Прошу прощения, господин Мордехай! Если Вы хотите говорить об истории, давайте говорить о Коране. Вы не можете стереть Иерусалим со страниц Корана. И я прошу Вас воздерживаться от выражений, оскорбляющих арабов и мусульман. Прошу Вас, оставаться в рамках нашей темы. Давайте останемся в рамках нашей темы… Пожалуйста!

– Иерусалим в Коране не упоминается.

– «Да будет славен Он, который послал Своего слугу…» (Останавливается)

– Иерусалим не упоминается в Коране – ни разу!!! И Вы у себя на Аль-Джазире не можете переписывать Коран.

– Давайте говорить о политике.

– Иерусалим вне переговоров. Иерусалим принадлежит евреям. Точка! Никаких переговоров о Иерусалиме. Никаких! А Вы поднимаете этот вопрос снова и снова.

– Господин Мордехай, а поселения! Поселения!

– Мы говорим о строительстве нового жилья, которое построено в Иерусалиме…

– Вы говорите о том, что построено около 1000 квартир, но есть решение о строительстве 10000 единиц жилья. Это решение приостановлено, но говорят о строительстве 1000, 2000, 3000, и если пойдет так и дальше, Иерусалим будет включать всю Иудею и Самарию. Разве это не так?

– Брат мой, Израиль ведь не считает, сколько жилья Катар строит на своем полуострове. Почему же Вы суете свой нос в Иерусалим? Иерусалим был и остается нашим городом. И ни Аль-Джазире, ни кому-либо еще не должно быть до этого дела. Точка! Этот город принадлежит только евреям и никто другой не должен решать, что нам делать в Иерусалиме.

– Вы имеете в виду, что переговоры между палестинцами и Израилем должны исходить из свершившегося факта, о котором Вы сейчас упомянули?

– Брат мой, я приглашаю тебя в Иерусалим, чтобы ты своими глазами увидел, как Иерусалим превратился в цветущий город после того, как он перешел в руки Израиля в 1967 году. Мы отстроили этот город – и он сейчас равно открыт и для христиан, и для мусульман, и для евреев, чего не было никогда прежде под властью мусульман. Исламские властители изгоняли евреев из Иерусалима, так же как – в определенный период – и христиане. Но сейчас Иерусалим открыт для всех…

Мекка – священна для мусульман, а Иерусалим – для евреев.

Яккут, известный арабский географ, XIII век

Эти слова послужили эпиграфом к объемной работе Бориса Шустефа (США), посвященной истории Иерусалима. С некоторыми отрывками из исследования я хочу вас познакомить. Всю работу, к сожалению, опубликовать невозможно.

«…Если бы из книги Истории можно было вырвать страницу XX века, и сразу же перепрыгнуть из XIX века в XXI-й, то вопрос о судьбе Иерусалима казался бы просто смешным. Мусульман он не интересовал, христиане смирились с закатом эры крестовых походов, и лишь евреи по-прежнему стремились в Иерусалим, вопреки бесконечным запретам и нечеловеческим условиям, в которых они оказывались, достигнув после неимоверных мытарств города, навечно поселившегося в их сердцах.

На исходе XIX столетия Иерусалим был маленьким провинциальным городишком Османской империи. Его население в 1896 году составляло всего 45 300 человек, из которых большинство – 28 тысяч – были евреями. Еще более поразительно, что почти за 60 лет до этого, в 1838 году, в Иерусалиме жило лишь 16 тыс. человек, но евреи уже и тогда являлись самой многочисленной группой населения, их было 6 тыс. Если углубиться еще дальше в историю, то окажется, что на протяжении, по крайней мере, двух столетий до этого, население Иерусалима, наверное, самого известного города в мире, не превышало 10 тыс. человек.

Эти цифры более чем красноречиво свидетельствуют о том, что для мусульман, под чьим контролем Иерусалим прозябал в течение многих веков, город не играл сколь-нибудь значительной роли. Ярким примером этого может служить тот факт, что в 1229 году египетский султан эль-Камил «отдал» Иерусалим императору Сицилии и Германии Фредерику II и сказал при этом: «Я, в принципе, ничего особенного не потерял, лишь церкви и разрушенные дома». Не правда ли, странные слова, если учесть, что они относились к «третьей по значению святыне мусульман?»

Такому пренебрежению султана к Иерусалиму не стоит удивляться. В наши дни мусульмане утверждают, что доказательством их любви к Иерусалиму служит то, что он был первым местом, в сторону которого они поворачивались лицом во время молитвы. Однако почему-то никто не удосужится спросить, сколько же их было таких, «молящихся» лицом к Иерусалиму. А спросить стоило, ибо тогда выяснилось бы, что их было-то всего не более 400–500 человек. Разве можно сравнивать это мизерное количество с миллионами евреев, которые из поколения в поколение мечтали о возвращении в Иерусалим? Стоит упомянуть, что, когда мусульмане через 16 месяцев «поклонения Иерусалиму» получили указание Аллаха повернуться лицом к Мекке, «сам Пророк был очень рад такому изменению, о котором он втайне мечтал, но не рeшался попросить [Аллаха]».

Святость Иерусалима для мусульман базируется на легенде о ночном путешествии пророка Мухаммеда к «дальней мечети». Мусульмане утверждают, что речь шла о мечети Омара, или, как ее иногда называют, Куполе над Скалой, построенной мусульманами на Храмовой горе. Достаточно вспомнить, что Мухаммед умер в 632 году, а мечеть была построена через 60 лет после этого, в 692 году, чтобы осознать всю фантастичность этой истории. Более того, по диаметру купола мечети тянется вереница текстов длиной 230 метров, где ведется полемика против Христианства. В текстах дается масса ссылок на Коран, но там нет ни единой строчки, говорящей о «ночном путешествии» Пророка. Интересно, что даже среди самих мусульман нет согласия по вопросу этого ночного путешествия. «Некоторые интерпретируют историю фигурально, как действительно имевшую место, когда Пророк «физически» пропутешествовал к Иерусалиму и оттуда вознесся на небеса. Однако другие, в том числе и Айша, любимая жена Пророка, всегда настаивали на том, что это «путешествие» являло собой событие чисто интеллектуальное».

В 1948 году, на момент воссоздания еврейского государства, в Иерусалиме проживало 100 тыс. евреев. Число арабов, в подавляющем большинстве живших в части города, подпавшей под контроль Иордании, составляло 65 тыс. человек. К 1967 году, т. е. к моменту воссоединения города, еврейское население города удвоилось и достигло 195 тыс. человек. За те же 20 лет арабское население, если не учитывать изменений в процентном соотношении между мусульманами и христианами, численно почти не изменилось, составив 67,500 жителей.

Объединение Иерусалима и его полный переход под еврейский контроль в 1967 году вновь привел к всплеску в росте арабского населения. Если еврейское население продолжало расти стабильно и к 1992 году опять удвоилось, достигнув 402 тыс. человек, то в росте арабского населения произошел огромный скачок. После двадцатилетней стагнации оно более чем удвоилось, дойдя до 155 тысяч, причем весь прирост имел место за счет мусульман, ибо число арабов-христиан за это период увеличилось лишь на 600 человек.

Неправдоподобно аритмичная картина прироста арабского населения города однозначно говорит о том, что «тяга» мусульман к Иерусалиму носит политический характер. Не будь в Иерусалиме еврейского присутствия, город быстро захирел бы, как это с ним уже происходило при различных мусульманских владычествах. Мечети Омара и Аль-Акса так и остались бы полуразрушенными строениями, каковыми они были в начале XX века. Возведение этих мечетей в ранг главных мусульманских святынь стало политической задачей англичан с момента их появления в Палестине. Роберт Сторс, назначенный военным губернатором города, писал: «Северный фасад мечети Омара был спасен [от полнейшего разрушения] совершенно без какой-либо арабской инициативы, и только благодаря англичанам и английскому архитектору».

…Иерусалимский муфтий прекрасно понимал, что только политизация Иерусалима и игра на религиозных чувствах мусульман могут дать шансы арабам перехватить инициативу в арабо-еврейском конфликте. Он, как и его современники, отлично знал, что Иерусалим был еврейским городом. Еврейский характер города подчеркивался не только абсолютным численным превосходством евреев среди иерусалимцев, но и распределением евреев в районах самого города.

Сегодня подавляющее число жителей Иерусалима даже и не подозревает, что до 1917 года, т. е. до прихода англичан, в Иерусалиме не существовало арабского квартала. Были еврейский, армянский, христианский и смешанный кварталы.

Хотя в 1914 году 70% жителей смешанного квартала составляли евреи, англичане из политических целей переименовали его в арабский квартал. Это именно англичане изгнали из «арабского» квартала евреев под тем предлогом, что не смогут их защитить от мусульман. В 1920 году, перед тем как евреи были оттуда выселены и квартал переименован, «1160 из 1840 жителей (63%) Халдии, главной улицы квартала, были евреями. На улице находилось 22 синагоги, две иешивы и несколько еврейских общественных организаций». Официальные турецкие и английские документы однозначно свидетельствуют, что «до начала арабских волнений в 1920 году евреи являлись большинством не только в Иерусалиме и в старом городе, но и в самом «арабском» квартале».

Кэнон Ханауэр написал в своем путеводителе по Иерусалиму в 1926 году: «Город в большой степени является еврейским. Это особенно заметно в субботу – в еврейский шабат, когда еврейские магазины закрыты, и крестьяне не считают имеющим смысла даже привозить продукты на рынки в этот день. На улицы возвращается субботний покой, традиция, начавшаяся еще при Нехемии 2372 года тому назад».

Ни один народ за всю историю существования человечества не демонстрировал такой преданной и безграничной любви к городу, как это делали на протяжении тысячелетий по отношению к Иерусалиму евреи. Из поколения в поколение этот факел вечной любви освещал еврейскому народу дорогу назад, домой, в Сион.

Даже в самую страшную минуту своей жизни сотни тысяч евреев в Освенциме и Дахау, Берген-Бельзине и Треблинке на исходе Судного Дня не молили Всевышнего о своем спасении, а восклицали: «В будущем году в Иерусалиме!» Назавтра многие из них уходили пеплом в небо, через трубы крематориев, а клич-призыв о возвращении в Сион подхватывали их соплеменники.

Евреи стремились в Иерусалим всегда. И не только стремились, но постоянно жили там. В 438 году, через триста лет после того, как римляне сравняли город с землей, императрица Евдокия сняла запрет на моление евреев на месте разрушенного Храма. Это событие было воспринято евреями как важное знамение. Лидеры еврейских общин в Галилее, куда евреи бежали после разрушения своей столицы, обратились с призывом к «великому и могучему еврейскому народу»: «Знайте же, что конец нашего изгнания настал!»

Евреи вновь устремились в Иерусалим. И, когда в 614 году персы вторглись в Палестину, евреи в союзе с ними победили византийцев, владевших до того Иерусалимом, и в течение последующих трех лет сами правили городом.

Огонь еврейской жизни в Иерусалиме не угасал никогда. Иногда казалось, что он еле тлеет, но всякий раз он разгорался с новой силой. Когда в 1267 году Мозес бен Нахман – Рамбан – приехал жить в Иерусалим, в городе было всего два еврея, переживших кошмар монгольского нашествия. Рамбан и его ученики вновь возродили еврейскую общину в городе и в течение последующих 700 лет, еврейское присутствие в Старом городе Иерусалима не прерывалось ни на один день.

Евреи старались связать свою судьбу с Иерусалимом, несмотря на выпадавшие на их долю неимоверные тяготы и унижения. Отец-иезуит Мишель Науд написал в 1674 году: «Евреи Иерусалима платили большие деньги туркам за свое право находиться там… Они предпочитали быть пленниками в Иерусалиме возможности наслаждаться свободой, которую могли приобрести где-либо еще. Любовь евреев к своей земле просто неправдоподобна».

Только всепоглощающая любовь, которую евреи испытывали к Иерусалиму, может объяснить их тягу к городу, где само существование их было ужасающим. Английский дипломат Вильям Янг писал в марте 1839 года в своем репортаже, посланном в Лондон, о положении евреев: «Еврей в Иерусалиме ценится немногим более собаки – я почти ежедневно слышу о каких-либо актах насилия и варварства по отношению к евреям»…

Английский путешественник Вильям Бартлет писал во время посещения Иерусалима в 1842 году: «Если у путешественника хватит мужества вдыхать зараженный воздух узких иерусалимских аллей, полный гнилостных миазмов, он поспешит убраться оттуда побыстрее, находясь под тягостным впечатлением нищеты и социальной деградации ее несчастных обитателей». Крик отчаяния, сорвавшийся с пера Бартлета в конце его описания посещения города, говорит сам за себя: «Нет такого другого города на земле, который путешественник хотел бы поскорее покинуть, чем Иерусалим».

Это отношение к святыне?

Непосредственная близость к еврейскому кварталу скотобойни, куда сбрасывались все нечистоты, приводила к бесконечным эпидемиям, уносившим ежегодно сотни еврейских жизней. Тем более поразительным должен быть признан тот факт, что число евреев в городе постоянно увеличивалось. И это при том, что жизнь еврея оценивалась, буквально, не больше копейки. Если еврей осмеливался пройти мимо христианских святынь, ему грозила смерть. «Существовал документ, подписанный турецким султаном, согласно которому христианам позволялось бить еврея, замеченного проходящим по улице перед церковью Гроба Господня. Даже если в результате такого битья еврей погибал, цена за пролитую еврейскую кровь составляла лишь десять пиастров, или три фартинга, или один цент».

Когда сегодня арабы кричат об «иудаизации» Иерусалима, им не мешает напомнить, что эта иудаизация началась не вчера, и не в 1967 году в результате Шестидневной войны, и не в 1948 году, когда было воссоздано еврейское государство, и даже не в те беспросветные для евреев дни, когда еврейская жизнь в Иерусалиме стоила один цент. Она началась еще при царе Давиде, когда «он купил у джебуситской женщины участок земли, чтобы построить на нем Храм». Так что иудаизируемая земля по всем правилам купли-продажи принадлежит евреям, она их собственность, купленная на собственные деньги.

… Как мусульманский мир осмеливается претендовать на суверенитет над Храмовой горой – частной собственностью евреев? Как это все так быстро забыли, что турки, то есть мусульмане, в 1917 году, при отступлении из Иерусалима, приготовились разбомбить находящиеся там мечети, о которых мусульмане сегодня так пекутся?

Иерусалим упоминается в Ветхом Завете 657 раз. О нем бессчетное число раз говорят еврейские пророки. Разве можно сравнить беспрерывное воспевание Иерусалима в иудаизме с полным игнорированием его в священной книге мусульман – Коране, где слово Иерусалим не встречается ни разу?

Кстати, и Палестинская хартия от 1965 года, написанная с участием Арафата, хранит молчание о «третьем по святости» для мусульман городе и вовсе не предлагает сделать его «столицей палестинского государства».

Еще совсем недавно мусульмане не задавались вопросом, кому принадлежит Иерусалим. Первородство евреев даже не оспаривалось. Одной из привилегий, дарованных евреям, жившим под турецким владычеством, была «церемония вручения главному раввину ключа от городских ворот, всякий раз, как на трон всходил новый султан». Эта процедура символически подтверждала, что евреи «опять владеют городом своих праотцов». Зная, как мусульмане легко присваивают себе чужие святыни, сомнительно, что те так легко согласились бы на передачу ключа евреям, если бы верили, что Иерусалим является их собственностью.

Ведь даже после того, как Иордания, население которой на три четверти состояло из палестинских арабов, оккупировала Иерусалим в 1948 году, арабов туда особо не тянуло. Сравнительные цифры роста населения Аммана и оккупированной Иорданией части Иерусалима вновь однозначно убеждают, что Иерусалим нужен арабам лишь тогда, когда им владеют евреи. О чем можно говорить, если за двадцать лет иорданского владычества население оккупированного Иерусалима увеличилось лишь на 2,500 человек, а население Аммана, за более короткий срок, с 1948 по 1961 год выросло с 22 тыс. до 250 тыс. человек!

Арабы и сами иногда не скрывают правды. Халид Дуран, историк марокканского происхождения написал, что «важность Иерусалима для евреев и их неразрывная связь с ним теперь узурпирована палестинскими мусульманами»…

Это все я вам об израильтянах рассказывала, их цитировала. Сейчас посмотрим, что говорят на тему Иерусалима не израильтяне. И интересней всего, конечно, начать с мусульман.

КОРАН ГОВОРИТ: «ЕВРЕИ ВОЗВРАТЯТСЯ НА СВОЮ ЗЕМЛЮ»

Отрывки из интервью с профессором антропологии шейхом Абдуллой Палацци,

данное Наоми Класс Маурер, редактору Jewish Press, NY. Июль, 2003 год.

Шейх Палацци – генеральный секретарь Итальянской Мусульманской Ассоциации, имам Школы исламской юриспруденции “Шафи” и сопредседатель Исламско-Израильского Содружества

Jewish Press: Как вам известно, террористы всегда утверждают, что они являются последователями Корана.

Палацци: Коран цитируют неправильно. Коран запрещает преследование евреев, а исламское государство обязано их защищать. Во времена Оттоманской империи евреи занимали государственные позиции. Коран утверждает, что до конца дней евреи возвратятся на свою землю. Когда в конце Первой мировой войны евреи стали прибывать в Палестину, Шариф Аль Хуссейн, глава рода Хашимитов и мэр Мекки заявил: «Мы наблюдаем то, что предсказано в Коране. Когда другие люди селились здесь, земля оставалась бесплодной. А теперь земля признала своих подлинных сыновей и приносит плоды».

Jewish Press: Очень жаль, что палестинские арабы не знают об этом.

Палацци: Они не могут знать этого, потому что эти высказывания были изъяты из их книг. Палестинская администрация отобрала лишь определенные источники для своей агитации. Все доказательства вычеркнуты. Но в других исламских странах можно прочитать в Коране все доказательства.

Вы знаете, что до 1967 года исламисты называли евреев палестинцами, а современные палестинцы назывались иорданцами. Выдающийся клерикал Имам Табари, живший в Иерусалиме, написал книгу «Жизнь пророков и царей». Он описал жизнь Соломона и построенный им храм. Каждый, кто отрицает это, отрицает не только историю, но и исламские источники.

Jewish Press: Палестинские арабы отрицают даже тот факт, что Храм, построенный Соломоном, когда-либо стоял на Храмовой горе.

Палацци: В 2000 году я посетил Израиль в составе международной делегации. Нас повели в мечеть Аль Акса. Сразу за DOME of the ROCK есть небольшая часовня. Я спросил: «Что это за место?» И гид ответил: «Это место, где стоял Соломон, освящая Храм». Тогда я спросил: «Так почему вы отрицаете это?» Мне ответили с улыбкой: «По политическим соображениям».

Мекка и Медина являются святыми местами ислама. Иерусалим – евреев и христиан

Сари Нусейба – бывший глава политического департамента ООП по делам Иерусалима, бывший ректор университета «Эль-Кудс» в Восточном Иерусалиме – один из соавторов монументального исследования, посвященного истории Иерусалима. В главе «Харам Эш-Шериф» – так арабы называют храмовый комплекс над Стеной Плача – арабский профессор критикует мусульманских лидеров, которые отрицают право евреев на Храмовую гору, утверждая, что «Б-г освятил землю Хаанана и вручил ее еврейскому народу».

Слово Джозефу Фара. Американский журналист, христианин арабского происхождения, известен как один из самых преданных друзей Израиля в мире. Он многократно публиковал яркие, смелые статьи, развенчивающие миф о том, что евреи, якобы, выгнали арабов из Палестины, в которой те жили «с незапамятных времен».

Государственность и Иерусалим

  • Израиль стал нацией в 1312 г. до н.э. – за две тысячи лет до возникновения ислама.

Арабские беженцы в Израиле стали идентифицировать себя как часть палестинского народа в 1967 г. – два десятилетия спустя после создания современного Государства Израиль.

  • Со времени завоевания земли в 1272 г. до н.э., евреи суверенно владели этой землей на протяжении тысячи лет, и поддерживали постоянное присутствие на ней в последние 3300 лет.

Единственное арабское государство, образовавшееся [на этой земле] в результате завоевания в 635 г. просуществовало всего 22 года.

  • Более 3300 лет Иерусалим был еврейской столицей.

Иерусалим никогда не был столицей ни одного арабского или мусульманского образования. Даже во время оккупации Иерусалима иорданцами они не стремились сделать его своей столицей и арабские лидеры не посещали его.

  • Иерусалим более 700 раз упоминается в ТАНАХе, священном еврейском писании.

Иерусалим ни разу не упомянут в Коране.

  • Царь Давид основал Иерусалим.

Мохаммед никогда не посещал Иерусалим.

  • Евреи молятся, обратившись лицом к Иерусалиму.

Мусульмане молятся, повернувшись спиной к Иерусалиму.

А что со святыми местами мусульман? Их нет в Иерусалиме.

Вы шокированы? Должно быть так. Я и не ждал, что вы когда-то слышали эту тяжелую истину от кого-либо в международных средствах массовой информации. Это просто не политкорректно.

Я знаю, что вы собираетесь мне сказать: «Фара, мечеть Аль-Акса и мечеть Омара представляют собой третьи по святости места ислама».

Неправда! На самом деле, Коран ничего не говорит об Иерусалиме. В нем упоминается Мекка сотни раз. В нем бесчисленное количество раз упоминается Медина. В нем нигде не упоминается Иерусалим.

Так как же Иерусалим стал третьим по святости местом ислама? Мусульмане сегодня цитируют неясный фрагмент Корана, семнадцатую суру, называющуюся «Перенёс ночью». Она повествует, что во сне или в видении Мохаммед был перенесён ночью «… из мечети неприкосновенной в мечеть отдалённейшую, вокруг которой Мы благословили, чтобы показать ему из Наших знамений». В седьмом веке некоторые мусульмане идентифицировали две мечети, упомянутые в этом фрагменте, как Мекку и Иерусалим. И это – самая близкая связь ислама с Иерусалимом – миф, фантазия, желаемое. Евреи могут проследить свои корни в Иерусалиме вплоть до дней Авраама.

Даниэль Пайпс – известный американский историк, публицист, писатель, политический комментатор, специалист по исламу и Ближнему Востоку.

«С возобновлением переговоров об окончательном урегулировании между Израилем и палестинцами на карту, наконец, поставлен Иерусалим. Спор между евреями и мусульманами касается в первую очередь того, кто обладает более глубокими, более древними и наиболее документированными связями со Старым городом. Даже беглое знакомство с фактами показывает, что здесь, в сущности, не о чем спорить.

Иерусалим имеет уникальное значение для евреев. Он занимает исключительное место в еврейском законодательстве и пронизывает собой еврейскую религию. Евреи молились о Иерусалиме, оплакивали разрушение Иерусалимского Храма и с надеждой повторяли фразу: «В будущем году в Иерусалиме». Иерусалим является единственной и современной, и античной столицей Израиля.

Для мусульман, напротив, Иерусалим имеет второстепенное значение. Он ни разу не упоминается ни в Коране, ни в молитвах. Пророк Мухаммед ни разу не посещал город и никак не был с ним связан. Иерусалим никогда не служил столицей государства и никогда не был исламским культурным центром.

Настоящим «Иерусалимом» ислама является Мекка. Именно здесь, по мнению мусульман, Исмаил был почти принесен в жертву Авраамом, здесь большую часть своей жизни прожил пророк Мухаммед и здесь разыгрались главные события исламской истории. Пять раз в день мусульмане молятся, обратясь к Мекке, куда запрещен доступ не мусульманам.

Если Иерусалим занимает такое незначительное место в исламе, почему мусульмане настаивают сейчас на том, что для них город важнее, чем для евреев? Ответ лежит в политической сфере. Мусульмане проявляют религиозный интерес к Иерусалиму тогда, когда это служит их политическим интересам. Когда эти интересы отсутствуют, исчезает и их заинтересованность в Иерусалиме. Эта схема повторялась на протяжении 14 столетий, по крайней мере, пять раз.

Пророк

Когда Мухаммед решил обратить евреев в 620 году нашей эры, он перенял несколько обычаев, напоминающих еврейские: пост – подобие поста в Судный день, место богослужения – подобие синагоги, кошерные ограничения в пище и молитвы, обращенные к Иерусалиму. Но когда евреи отвергли предложения Мухаммеда, Коран сменил направление молитв на Мекку, и Иерусалим потерял всякое значение для мусульман.

Династия Умаядов

Значение Иерусалима усилилось несколькими десятилетиями позже, когда властители из династии Умаядов стремились увеличить удельный вес своих территорий. Одним из таких путей стало строительство двух монументальных религиозных сооружений в Иерусалиме: мечеть Омара в 691 году и мечеть Аль-Акса в 715-ом.

Затем Умаяды проделали нехитрый трюк: Коран утверждает, что Господь ночью перенес Мухаммеда из Мекки в какое-то отдаленное место («Аль-акса») для совершения богослужения. Когда этот пассаж впервые увидел свет (примерно в 621 году), «отдаленное место богослужения» было просто оборотом речи, не обозначающим никакого конкретного места. Десятками лет позже Умаяды возвели в Иерусалиме мечеть и назвали ее Аль-Акса. С тех пор мусульмане относят пассаж об «отдаленном месте богослужения» к Иерусалиму.

С падением династии Умаядов в 750 году Иерусалим снова погрузился почти в полную неизвестность. 

Крестоносцы

Завоевание крестоносцами Иерусалима в 1099 году не вызвало вначале почти никакой реакции со стороны мусульман. Затем, с усилением их борьбы против крестоносцев возникла целая литература, превозносящая Иерусалим. Именно в это время Иерусалим начинает восприниматься как третий по святости город ислама.

Перейдя в руки мусульман в 1187 году, город снова погрузился в обычное забвение. Население его неуклонно уменьшается, крепостные стены разрушаются.

Британский мандат

Только когда британские войска овладели Иерусалимом в 1917 году, мусульмане снова заговорили о важности Иерусалима. Палестинские лидеры превратили Иерусалим в главнейшую часть своей кампании против сионизма. Затем, когда в 1946 году Старый город перешел в руки иорданцев, мусульмане снова теряют к нему интерес. В отличие от иорданской столицы Аммана, он постепенно деградирует, превращаясь в глухую провинцию. Получение банковской ссуды, запись на телефонную линию, регистрация почтовой посылки невозможны без путешествия в Амман. Иорданское радио транслирует пятничный намаз не из Аль-Аксы, а из мечети в Аммане. Иерусалим исчезает и с арабской дипломатической карты: палестинская Хартия 1964 года не упоминает его. Ни один арабский лидер (за исключением короля Хуссейна, и то очень редко) не посещает его.

Завоевание Иерусалима израильтянами

Интерес мусульман к Иерусалиму снова резко возрастает в 1967 году, когда Израиль захватывает город. Он упоминается в Хартии ООП 1968 года. Революционный Иран провозглашает День Иерусалима и помещает изображение города на банковских купюрах.

Политические интересы, а не религиозные сантименты, которые двигали мусульманами на протяжении всей истории по отношению к Иерусалиму.

Следующий автор – господин Баккиокки Самюэле – доктор богословия, профессор теологии и истории церкви. США

Государство Палестина с палестинским языком и палестинской культурой никогда не существовало. Территория Палестины попеременно управлялась римлянами, византийцами, арабами, крестоносцами, мамелюками, османами, а после Первой мировой войны, Британией.

Если подходить с исторической позиции, евреи имеют на Палестину праву по рождению. Палестина – родина еврейского народа, его культуры, религии и государственности. Тот факт, что в прошлом евреев изгоняли с их земли римляне, христиане и мусульмане не означает, что их нужно вышвырнуть с их родины сегодня! У евреев нет другой земли, на которую они могут претендовать, как на свою родину.

С арабами дело обстоит иначе. Исторически, арабы могут претендовать на территорию Аравии, там их религиозные, культурные и этнические корни.

Некоторые пытаются доказать арабские корни в Палестине, указывая на мечеть Аль Акса в Иерусалиме. Я обнаружил, что в Коране нет ни одного упоминания об Иерусалиме. Коран много раз упоминает Мекку и Медину, но ни разу не упоминает Иерусалим. Нет никаких исторических свидетельств о том, что Мухаммед когда-либо бывал Иерусалиме.

Почему же Иерусалим считается третьим священным местом ислама? Из-за необоснованного толкования туманного текста в Коране. Там повествуется о том, как Мухаммед, ночью, во сне, был перенесён «из мечети неприкосновенной в мечеть отдаленную».

В 17 веке некоторые мусульмане стали идентифицировать эту «мечеть отдаленную» как мечеть в Иерусалиме. Трудно поверить, что Мухаммед мог быть перенесён во сне в мечеть в Иерусалиме, которая даже не существовала при его жизни.

И закончим разговор словами премьер-министр Великобритании сэра Уинстона Черчилля в разговоре с дипломатом Эвелин Шакбург в 1955 году:

«Следует отдать евреям Иерусалим, ведь именно они сделали его знаменитым».

Лиза Юдин

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..