пятница, 18 сентября 2020 г.

Израиль накануне второго общего карантина: экономические показатели

 

Израиль накануне второго общего карантина: экономические показатели

время публикации:  | последнее обновление: 
блог версия для печати фото
Израиль накануне второго общего карантина: экономические показатели

Редакция NEWSru.co.il продолжает еженедельную публикацию экономических обзоров, которые готовит журналист Михаил Шафранов.

Канун нового строгого карантина по прошествии полугода с начала кризиса – самое время для подведения некоторых итогов. Налоговое управление, министерство финансов и центральное статистическое бюро опубликовали на минувшей неделе ряд интересных данных, позволяющих оценить итоги минувших шести месяцев в немного более оптимистичном свете, чем казалось до сих пор.

Для начала, ЦСБ опубликовало уточненные макроэкономические данные по второму кварталу, немного ухудшившие первичные показатели, однако все еще оставляющие Израиль заметно выше среднего показателя по OECD.

В частности, объемы израильской экономики сократились во втором квартале на 29% в годовом исчислении, на 0,3% хуже, чем в предварительной оценке, после сокращения на 6,8% в годовом исчислении в первом квартале. Средний показатель по OECD за второй квартал – сокращение внутреннего валового продукта на 36,1% в годовом исчислении. Лучшие показатели за второй квартал – у Южной Кореи (-12%), Норвегии (-19%) и Литвы (-20,1%). ВВП Японии сократился на 28,1%, не вводившей локдаун Швеции – на 29,3%, Франции – на 44,8%, Испании – на 55,8%, Великобритании – на 59,8%.

Для любителей сравнивать Израиль с другими странами министерство финансов опубликовало сравнительную таблицу, свидетельствующую, что, хотя Израиль не входит в число наиболее щедрых стран, предпринятые правительством меры по борьбе с кризисом адекватны на общемировом фоне, по крайней мере в том, что касается предоставления бизнесам кредитов под гарантии государства.

При сравнении объема гарантий Израиль уступает таким странам, как США, Германия, Португалия, Франция, Швейцария, Болгария, Испания, Швеция, Великобритания, в общем уровне гарантий на весь пакет кредитов (означенные страны не ввели такого ограничения). В то же время в Словакии, Ирландии, Греции общее покрытие составляет 50% (в Израиле – от 12% в фондах для крупных бизнесов до 60% для в фондах для бизнесов с повышенным риском). Дания гарантирует покрытие только до 19% от кредитного фонда.

В плане предоставления льгот при оформлении ссуды и облегчения условий ее выплаты израильское предложение одно из самых щедрых. Более-менее сопоставимые условия предоставляет только Великобритания. По заявленному объему кредитов под гарантии государства Израиль находится в конце списка развитых стран с 2% ВВП. Для сравнения, в США это 3%, в Испании – 8%, во Франции – 12,9%, в Великобритании – 15,3 %, а в Германии – 17,4%. Однако если смотреть не на заявленные объемы, а на реализованные, то разница становится существенно меньше. В Израиле выданы кредиты в размере 1,4% ВВП, в Германии – 2% ВВП, в США – 2,4% ВВП, в Великобритании – 3,2% ВВП. Дело в том, что большинство стран заранее анонсировали объем кредитов, под которые они готовы предоставить гарантии, тогда как в Израиле министерство финансов предпочитает увеличивать квоту постепенно.

Еще две публикации ЦСБ, посвященные ситуации на рынке труда по состоянию на конец августа, свидетельствуют, что положение на нем, как раз перед введением нового всеобщего карантина, начало восстанавливаться. Во-первых, уровень безработицы, включающий в себя находящихся в неоплачиваемом отпуске, опустился ниже планки в 10% до 9,8%, а расширенный уровень безработицы, включающий потерявших работу в период эпидемии и не занимающихся ее поисками, сократился на 0,7% – до 11,2%. Напомню, что за сокращением уровня безработицы, включающего отправленных в неоплачиваемый отпуск, должно последовать сокращение на 10% размеров пособия для большинства его получателей, однако очевидно, что из-за нового карантина это сокращение будет отменено. Об этом уже объявили и министр финансов Исраэль Кац, и министр социального обеспечения Ицик Шмули. Во-вторых, количество свободных ставок на рынке труда выросло в августе с 53 до 58,7 тысяч, что все еще далеко от показателя около 100 тысяч в месяцы, предшествовавшие началу кризиса, однако свидетельствует о положительной тенденции.

К этому можно добавить показатель, представленный гендиректором министерства финансов Керен Тернер-Эяль на заседании финансовой комиссии Кнессета: по данным Налогового управления, количество новых предприятий, открывшихся в период с января по июнь 2020 года, ожидаемо снизилось на 15% по сравнению с 2019 годом (с 21070 до 17930), а вот количество закрывшихся бизнесов не только не выросло, но сократилось на 33% по сравнению с предыдущим годом (с 14100 до 9384). Разумеется, речь идет только о первом этапе кризиса, включавшем не работавшие больше месяца отделения налогового управления, однако в любом случае это значительно меньше даже "естественной убыли". Этот показатель свидетельствует, среди прочего, о том, что часть бизнесов, которые закрылись бы при естественном ходе событий, не торопятся закрываться в ожидании государственной помощи.

Также, по данным ЦСБ, в августе с 18% до 24% выросла доля бизнесов, доходы которых не сократились или увеличились по сравнению с августом 2019 года. Доля бизнесов, доходы которых сократились менее, чем на 25%, выросла с 44,1% до 54,5%. Таким образом, доля бизнесов, доходы которых сократились более, чем на 25%, сократилась с 37,9% до 21,5%.

Если перевести все эти цифры в слова, в первые месяцы кризиса экономика Израиля получила серьезный удар, однако, благодаря ряду факторов, этот удар был меньшим, чем в большинстве развитых стран, и экономика достаточно быстро начала восстанавливаться. Среди факторов, повлиявших на подобное развитие ситуации, можно отметить строгую экономическую дисциплину правительств в предыдущем десятилетии, ослабевшую в 2018-2019 годах, но позволившую Израилю войти в кризис в состоянии, гораздо лучшем, чем у большинства стран (как с точки зрения дефицита бюджета, так и с точки зрения соотношения госдолга к ВВП). Еще одним фактором является структура израильской экономики – она в гораздо меньшей степени зависит от наиболее пострадавших из-за эпидемии сфер, таких как туризм, и отличается большей степенью гибкости и приспосабливаемости к кризисным ситуациям. Третий фактор – быстрый выход из первого локдауна, за который теперь приходится расплачиваться вторым локдауном.

Рынок труда перед новым ударом

Последние данные по рынку труда, среди прочего, хорошо показывают необходимость разного подхода к разным группам населения и к разным секторам экономики. Приблизительно 500 тысяч безработных делятся на четыре основные группы:
– Те, кто находится без работы по административным причинам (авиация, сфера туризма и отдыха, культуры и развлечений, то есть сектора, деятельность которых ограничена решением властей). Таковых за момент до наступления второго карантина было около 180 тысяч человек. Это та часть безработных, которой в меньшей степени требуются курсы переквалификации, и которая возобновит свою работу после снятия ограничений. Их отправление в неоплачиваемый отпуск за счет государства в целом достаточно оправданно.
– Молодежь в возрасте от 18 до 24 лет – те, кто после учебы или армии ищут первую работу в условиях кризиса. Это 80 тысяч человек, часть которых, в зависимости от профиля, можно привлечь к государственным проектам в сфере инфраструктуры или к так называемым "приоритетным" работам, поощрять к получению профессионального образования и т.д.
– Лишившиеся работы из-за кризиса, но не в связи с административными ограничениями. Это чуть больше 100 тысяч человек, которые остались без работы в кризис из-за сокращения экономической деятельности предприятий, не ограниченных распоряжениями властей. К этой группе присоединяются 140 тысяч человек, по разным находившихся без работы еще до начала кризиса. Большая часть этой группы – самые низкооплачиваемые работники, для которых разница между зарплатой, которую они могут получать, и пособием по безработице, слишком мала, чтобы мотивировать их выйти на работу. Вот для этой группы необходимы программы переквалификации и общего развития, которыми должно быть обусловлено получение пособия по безработице, и программы по созданию новых рабочих мест.

К слову, по данным ЦСБ, около 20% находящихся в неоплачиваемом отпуске (и получающих пособие по безработице) не заинтересованы в выходе из отпуска с целью возвращения на работу. В Банке Израиля и в службе трудоустройства настаивают на ужесточении условий получения пособия по безработице для этой группы населения, а Тернер-Эяль рекомендовала работодателям увольнять отказывающихся вернуться из неоплачиваемого отпуска (в таком случае уволенный получает статус уволенного по собственному желанию), что может на три месяца оставить их без пособия.

Локдаун: оценки и экстренные меры

Судя по заявлениям, исходящим из министерства финансов, его руководство все-таки вняло критике по поводу поощрения автоматического отправления работников в неоплачиваемый отпуск. В неделю между решением о локдауне и введением ограничений в министерстве активно работают над программами, поощряющими предприятия сохранять работников, пусть даже на неполной ставке, или же максимально быстро возвращать их из отпуска после завершения локдауна. Проблема любой такой программы в том, что она требует предварительной подготовки и разъяснения, ведь работодатель должен определить, имеет ли ему смысл пользоваться такой программой или нет. Если в итоге программа будет запущена, наличие у работодателей нескольких возможных вариантов действия добавит экономике гибкости.

По разным оценкам, в зависимости от протяженности нового карантина, вне рынка труда окажутся от 200 до 600 тысяч человек. Предприятиям, которые из-за ограничений работать не смогут совсем, придется снова отправлять работников в неоплачиваемый отпуск, однако предприятия, которые смогут продолжать работать в условиях ограничений, получат возможность выбора.

Стоит отметить, что на этот раз министерство финансов отреагировало на новый вызов довольно быстро. Помимо анонсированного плана поощрения сохранения работников, было объявлено о расширении программы ускоренной амортизации реальных инвестиций (покупки оборудования и т.д.) на все сектора экономики. Очевидным шагом, поддерживаемым Банком Израиля, стало заявленное министерством финансов намерение снизить порог сокращения доходов, дающих малым и средним бизнесам право на получение помощи от государства, с 40% до 25%. Многие предприятия, пострадавшие в первую волну кризиса, использовали имевшиеся резервы и возможность получения ссуд под гарантии государства, и для них получение помощи становится жизненно необходимым. Еще одним шагом стало расширение программы отмены муниципального налога для предприятий, деятельность которых пострадала или пострадает на 60-80% и более (в зависимости от оборота).

Что касается стоимости локдауна для экономики страны, то, на текущий момент и в существующем формате (3 недели, включая праздничные дни, при неполной остановке частного сектора), министерство финансов дало оценку в 6,5 миллиардов шекелей. Ранее озвучивалась оценка в 5-6 миллиардов шекелей в неделю, однако она брала в расчет полную остановку деятельности. Следует подчеркнуть, что эта сумма является оценкой стоимости экономического простоя. Стоимость преодоления его последствий сложно спрогнозировать, хотя расходы уже частично заложены в прошлые программы, утвержденные правительством.

Если до введения второго локдауна прогнозировалось сокращение ВВП в 2020 году на 5,1%, то новый прогноз ближе к 7,2%. Уровень безработицы к концу года останется заметно выше 10%.

Лирическое отступление от экономики

Основной проблемой правительства на текущий момент является абсолютный подрыв доверия населения к его деятельности, связанный с отсутствием прозрачности, исключительно проблематичным процессом принятия решений и глубоким расколом в обществе.

Само решение о введении строгого карантина в течение нескольких дней после принятия, под давлением групп интересантов, пополнилось таким количеством исключений и противоречивых инструкций, что никто не знает, что можно, а что нельзя – ни население, ни те, кто должен надзирать за соблюдением карантина. Я не эпидемиолог и не врач, поэтому не могу оценить справедливость решения о введении карантина, но у меня имеются серьезные основания сомневаться в его успешности, если не будут предприняты решительные меры по его соблюдению. Как справедливо заметил председатель Банка Израиля Амир Ярон, именно отсутствие доверия со стороны населения является "ахиллесовой пятой" планов правительства по борьбе с эпидемией. По словам Ярона, "народ не будет подчиняться, пока не поймет смысла отдаваемых правительством распоряжений, а постоянное изменение критериев и рекомендаций подрывает доверие к решениям властей".

Что касается процесса принятия решений, одним из наиболее абсурдных примеров стало обсуждение судьбы системы образования: в министерстве здравоохранения настаивали на том, что нельзя второй раз наступать на те же грабли и открывать полностью систему образования. Однако министр просвещения Йоав Галант настоял на открытии школ и детские садов с 1 сентября, несмотря на разгар второй волны эпидемии. Первые две недели сентября доказали правоту позиции минздрава. 13 сентября, после того, как минпрос представил данные о заболеваемости в системе образования (и учителей, и учеников), созданная правительством команда специалистов рекомендовала закрыть школы и детские сады в течение двух дней (выделенных на подготовку). Правительство проигнорировало рекомендацию собственных специалистов и решило закрыть систему образования только с 18 сентября, вместе с остальной экономикой. 16 сентября, когда новые цифры заболеваемости снова показали правоту специалистов, правительство экстренно приняло решение закрыть школы с 17 сентября. В результате школы были закрыты с задержкой на двое суток, но внезапно для учителей и школьников.

Не менее абсурдным было и рассмотрение правительством программы "Светофор", предложенной командой профессора Рони Гамзу. Политические и секториальные споры привели к затягиванию запуска программы. Попутно в нее были внесены изменения по политическим мотивам, абсолютно не связанным с рекомендациями профессионалов. В итоге к моменту, когда программа была запущена, она уже была лишена смысла.

Хотя я и назвал последние абзацы отступлением от экономики, на самом деле вопрос об успешности карантина, о его длительности, о сроках и методах возобновления работы системы просвещения и, в конечном итоге – о доверии населения к действиям властей, напрямую связан с экономикой. Начиная с того, что отсутствие государственного бюджета и внятной экономической политики, затянувшийся политический кризис и ухудшение эпидемиологической обстановки – серьезные поводы для снижения кредитного рейтинга Израиля. Такое снижение обойдется стране в 10-15 миллиардов шекелей увеличения стоимости обслуживания государственного долга. При этом затягивание карантинных мер вынудит правительство увеличивать дефицит бюджета и, соответственно, увеличивать размер самого долга.

О бюджетных пенсиях и саге "Эль-Аля"

Введение второго локдауна стало, несомненно, главной экономической новостью минувшей недели, однако были на ней и другие важные события. Одним из таких событий стала публикация уходящим в отставку главным аудитором министерства финансов Рони Хизкиягу отчета о государственном платежном балансе за 2019 год.

Наиболее интересной частью отчета является актуарная задолженность государства, то есть обязательства по бюджетным пенсиям, которые, напомним, были отменены в 2004 году. Совокупные обязательства государства по бюджетным пенсиям составили на конец 2019 года 866 миллиардов шекелей. 40% этой суммы приходятся на долю оборонных структур. В 2020 году государство потратит на выплату бюджетных пенсий 22,11 миллиарда шекелей. Пик выплат придется на 2038 год, когда на бюджетные пенсии будет потрачено 35,7 миллиарда шекелей. После этого суммы выплат начнут постепенно сокращаться вплоть до исчезновения в 2095 году. Следует подчеркнуть, что эти суммы не включают в себя промежуточные пенсионные выплаты, которые осуществляются государством кадровым военным с момента их демобилизации до достижения пенсионного возраста.

Медианная бюджетная пенсия отставных военных – 12,6 тысяч шекелей, отставных сотрудников правоохранительных органов – 9,7 тысяч шекелей, учителей – 6,4 тысячи шекелей, врачей и медсестер – 6,5 тысяч шекелей, бывших работников управления государственного контроля – 14,5 тысяч шекелей, пенсионеров судебной системы – 42,4 тысячи шекелей, депутатов Кнессета – 17,2 тысячи шекелей. Еще раз подчеркну, речь идет не о среднем, а о медианном показателе, то есть половина представителей вышеперечисленных секторов получает больше указанной суммы. Во многих случаях речь идет о пенсиях в 20 тысяч шекелей и более, а рекордсмены получают болеее 60 тысяч и даже более 80 тысяч шекелей.

Еще одним важным событием стало завершение саги по оказанию государством помощи авиакомпании "Эль-Аль". Вечером в среду прошла успешная эмиссия акций авиакомпании, в результате которой она мобилизовала на бирже 150 миллионов долларов. Из этой суммы государство приобрело только 34 миллиона долларов, поэтому национализация компании не потребуется. Новым владельцем контрольного пакета акций вместо Тами Мозес-Борович стал Эли Розенберг, сын американского мультмиллионера Нафтали Розенберга. Следующим шагом должно стать получение авиакомпанией кредита в 250 миллионов долларов под гарантии государства на 75% ссуды..



- Обсудить на странице NEWSru.co.il в Facebook

Telegram NEWSru.co.il: самое важное за день

Комментариев нет:

Отправка комментария

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..