вторник, 10 декабря 2013 г.

ИДЕАЛЫ СТАРОСТИ





 Совсем недавно люди в моем возрасте считались стариками. По нынешним меркам я только приближаюсь к этому рубежу. Дело здесь, как мне кажется, не только в прогрессе медицины, а в характере самого современного общества, функционирующего  ради молодости и во имя молодости.
 Ребе Менахем – Мендл Шнеерсон пишет в своей книге «К жизни, полной смысла»: « Известно, что мы делаем карьеру и растим детей, достигнув среднего возраста, когда можем опереться на сочетание зрелости и умения. Но и сумерки жизни обладают своей, присущей им силой.
 Современное общество иногда заставляет нас забыть об этом. Постоянно прославляется образ юности, ставшей для нас символом всего желанного и сильного. Это оказывает очевидное угнетающее действие на пожилых людей и в широком смысле – на общество в целом».
 Помню страшный, фантастический фильм, вышедший на экраны лет двадцать пять назад. В фильме этом рассказывалось о стране молодых, где каждый человек, достигший 30-летнего возраста, больше не имел права на существование. Можно вспомнить и стариков Спарты, избавленных от возможности умереть своей смертью. Вспомним о реакции нацизма на болезнь и старость «бесполезных членов общества».
 Вспомним об этом, но не станем торопиться с выводами. Сами люди создают мир, в котором радикально пересматриваются основополагающие законы бытия, сам Закон, в котором сказано: «Чти отца своего и мать свою».
 Мораль не в силах противостоять характеру экономических отношений в обществе, но мораль способна поставить под сомнение их ценность.
 Ребе Шнеерсон пишет: «Если мы ценим физическую энергию молодых выше умственных способностей и мудрости пожилых, выше духовной активности людей с большим жизненным опытом, то что это говорит о наших критериях в целом?
 Итак, существуют две диаметрально противоположные точки зрения на старение: « вы стары и немощны, а потому бесполезны», «вы мудры и опытны, а потому незаменимы».
 В цивилизованных странах люди живут в удобном мире, где силу и мудрость дают механизмы, придуманные человеком, а развитие электроники, информационных сетей, способно заменить любой опыт.
 Молодые уже не спрашивают: «Скажи-ка, дядя?» Молодые нажимают кнопки компьютера. Впрочем, и старики не брезгают этим занятием, не очень надеясь на свою память и опыт.
 В горах с незапамятных пор уважение к старикам основывалось не только на религиозных догматах, но и на способности стариков передвигаться в опасном пространстве, используя свой многолетний опыт.
 Ныне пространство вокруг людей в цивилизованном мире сравнительно безопасно. Бесчисленные указатели ведут нас по пожизненным «тропам». Остается только одно: верить Закону, установленному тысячи лет назад, основанному на принципах высокого гуманизма.
 Увы, часто и сама жизнь учит нас жестокости по отношению к старикам, учит презирать и не учитывать их опыт и мудрость. Как примирить идеалы, имеющие стратегическое значение, с обычной тактической погоней за хлебом насущным?
 «На самом деле, - пишет ребе Шнеерсон., - старых людей часто рассматривают как балласт, помеху, тогда как молодежь удостаивается самых высоких оценок во всех сферах деятельности, от бизнеса до государственного управления. При этом молодое поколение настаивает на своем праве учиться на собственных ошибках, пренебрегая опытом старших. Пятидесятилетнему, опытному специалисту, «сходящему со сцены», приходится выслушивать рассуждения о том, что его служебные обязанности лучше выполнял бы двадцатипятилетний работник».
 Все это верно. Трагедия, заключенная в словах «работа и возраст» – повсеместна. Однако, в богатых странах мира освобождение старости от работы – это еще и долгожданная свобода и возможность новых знаний, и удовольствий, которых человек был лишен прежде.
 И здесь ребе Шнеерсон говорит о главном: «Если физическая сила человека иссякла, а его мудрость и способность проникать в сущность явления не только не снизились, но и возросли, должны ли мы считать это достижением или упадком?
 Разумеется, если приоритеты в жизни данного человека материальны, то его физическое ослабление означает и распад духа, погружение в скуку, пустоту, безнадежность. Ели же смотреть на тело, как на вспомогательное оружие для души, справедливым является совершенно противоположное. Духовный рост старости укрепляет тело. Кроме того, поздние годы жизни позволяют нам пересмотреть свои приоритеты, что трудно сделать в зрелые годы, когда главное место в жизни занимают поиски материальных благ».
 Ребе пишет о главном: об ответственности человека за свою жизнь. Благодаря своей практике журналиста в Израиле, неоднократно сталкивался с удивительной, полной сил и надежд старостью. Духовность "избранного народа" настолько сильна, что не смогли ее истребить долгие годы галутного рабства, веков ассимиляции, то есть попыток лишить евреев мира их национальной души.
 Евреи  охотно напяливали предписанную юдофобами маску, но под маской этой все же, и каким-то удивительным образом, сохраняли свое лицо, высокую духовность, даже тогда, когда отказывались от идеи Бога.
 Впрочем, это было далеко не всегда. Встречал  в Израиле и стариков-репатриантов, чья душа умерла прежде старения тела. Участь их несчастна, будущее беспросветно. Что тут скажешь, они сами выбрали свою долю. И дело здесь, подчас, не в уровне знаний, не в профессии человека, а в его «стиле жизни», скажем так.
 Кто-то всегда тренировал свой мозг, интеллект, память. Его интересовал окружающий мир. Он познавал его и в зрелые годы с органичной страстностью ребенка. Такого человека не способны согнуть никакие беды. Он и с метлой дворника под палящим солнцем, и в нищете, и в сознании социальной несправедливости, будет жить полноценно и радостно, несмотря ни на что, и, сопротивляясь всем своим существом наступлению старости молодостью души.
 Уверяю Вас, это не красивые слова. Это следствие моего опыта, моей практической работы. Я встречал достаточно часто людей молодых, гораздо больше похожих на стариков, чем их деды и даже прадеды.
 «Период после того, как человек оставил работу, если правильно его использовать, может стать одним из самых продуктивных в его долгой жизни», - пишет ребе Шнеерсон.
 Вспомним банальное, с оттенком презрения: « Ему о душе пора подумать». За этой фразой гордыня сильного и молодого организма, величайший грех непонимания роли души  и в жизни человека и в характере человеческого общества.
 О душе следует думать молодым гораздо больше, чем старикам, но чаще всего сама физиология человека противиться этому. Кто знает, возможно, в подобном противоречии  и корень всех бед нашей цивилизации.
 «Следует помнить, что в  д у х о в н о м  плане мы все едины, - пишет ребе Шнеерсон. – Душа семидесятилетнего человека занимает тоже духовное пространство, что и душа семилетнего или двадцатисемилетнего».
 Это верно, но только при одном условии: человек соглашается с тем, что он этой душой обладает. На самом деле, часто сталкиваюсь  с удивительным, на мой взгляд, непониманием духовной сущности человека и связи этой духовности с религиозными институтами.
 На поверку выходит, нет ничего более практичного и «телесного», чем забота о своей душе в попытке осознать, каким образом эта душа была завещана Вам долгой цепочкой предков. Здесь возникает проблема меры. Мысли о душе способны «убавить» Вашу опеку тела. И дело в том, что только в старости люди способны обрести секреты этого равновесия.
 Помните, как штатные, казенные атеисты в СССР с удовольствием отмечали, что в церкви ходят одни лишь старики. Не понимали воинствующие богоборцы, что именно старикам, после горестного опыта жизни в Стране советов, ничего не остается, кроме обращения к Богу. Это молодые способны жить в плену иллюзий и пустых надежд.
 « В детстве мы вглядываемся в неопределенное будущее, страстно желая узнать его, но у нас нет опыта, мы зависим от других, - писал Любавичский ребе. – Пожилые мы оглядываемся на то, что узнали, уверены в себе и  способны передать другим свою мудрость. Подобно тому, как в своей физической жизни вы нуждаетесь в помощи младших, они (младшие) в своей духовной жизни нуждаются в вашей помощи».
 Есть особый вид сиротства: рост ребенка без любви, опыта и мудрости дедов и бабушек. Мне не повезло. Все мои старики погибли за годы войны с фашизмом. Я же всегда, в детстве и юности, не сознавая причины, мучился этим сиротством. Сегодня я знаю, откуда взялся тот давний, душевный дискомфорт.
Ребе Шнеерсон писал: «По возможности проводите больше времени с внуками, делитесь с ними опытом своей жизни. Не торопясь, воспитывайте их в духе тех жизненных приоритетов, которые только вы можете передать им. Просто любите их и наслаждайтесь их обществом, позволяйте им любить вас и радоваться общению с вами».
 Родовая цепь должна быть полной, как должна быть полной цепь  связи человека с традицией и культурой своего народа.
 Дело здесь не во внешних признаках веры. Дело в начале пути, пусть часто и незаметном, когда вы только начинаете спасаться от физической немощи силой души и веры.
 Ребе Шнеерсон завершает свои мысли о старости не призывом следовать в синагоги дружными рядами сразу по выходу на пенсию. Он пишет о другом: «Настало время по-новому посмотреть на пожилых людей. По-новому посмотреть на их расставание с работой (уход в отставку, выход на пенсию и т.д.). По-новому посмотреть собственно на сущность жизни. Быть может, из всех людей именно пожилые являются теми, кто больше всего нуждается в полной смысла жизни. И они лучше всех могут научить нас вести такую жизнь».

 Мудрая и парадоксальная  мысль. Парадоксальная, как и большинство мудрых мыслей. У человека есть возможность  лишь перед уходом в небытие познать всю полноту жизни. Ну, разве это не великое, а может быть, и единственное, спасительное  утешение в нашей юдоли печали.

 Я бы много дал, чтобы герои сегодняшней "стариковской" истории оказались не евреями.
"В лесополосе возле Бейт-Шемеша полицейские обнаружили 90-летнего мужчину с многочисленными следами побоев на теле. Избит мужчина был собственными детьми.
Согласно данным предварительного расследования, дети забрали престарелого отца из больницы, отвезли его в лес, где избили и бросили одного. По данным полиции, причиной семейного скандала стал конфликт по поводу денег.
Пресс-служба полиции сообщает, что в течение 10 дней мужчина жил на улице. В это время его дети 55-ти и 65-лет поменяли замок на входной двери, чтобы отец не смог вернуться домой.
Дети мужчины - 65-летний мужчина и 55-летняя женщина – задержаны полицией." Из СМИ

Комментариев нет:

Отправить комментарий

Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..