суббота, 29 августа 2015 г.

МИРЫ РЕЯ БРЭДБЕРИ

Американский «космист» Рэй Брэдбери и его утопия


Великий американский фантаст Рэй Брэдбери с детства чувствовал свою избранность и пытался направить человечество «на путь истинный». С годами он всё больше впадал в мизантропию, считая, что только выход в Космос может исправить человека, а машины, компьютеры и города на Земле – лишь погубить.
Рэймонд Дуглас Брэдбери родился в августе 1920 года в весьма почтенной семье: предки его отца были одними из первых поселенцев в Америку – они прибыли туда из Англии в 1630 году. Мать его была шведкой. Родился Рэй на 11-м месяце беременности матери. Он рассказывал, как хорошо помнил обрезание пуповины, как в первый раз сосал материнскую грудь. С 3-х лет его стали преследовать «сущности» – тёмные силуэты, ведшие с ним нравоучительные разговоры. Весь комплекс этих факторов позволил Рэю уже в детстве уверовать в собственную исключительность и великое предназначение.
Почти все свои произведения, сделавшие его великим писателем, он создал в 1950-60-е, а дальше его любимым занятием стало визионерство. Брэдбери часто упрекали, что в его научной фантастике почти нет научного, а лишь одна фантастика. Он же сам объяснял, что и фантастом себя не считает, а пишет притчи.
С годами у него возрастала мизантропия. Он это объяснял в том числе той же «избранностью», а также особенностью психики и душевной организации. Он никогда не водил машину – потому что в детстве увидел страшную автокатастрофу. Бреэдбери никогда не летал на самолёте, а с возрастом стал всё реже покидать и свой дом. Он считал, что человечество оказалось в тупике, а его взгляды были всё ближе к анархо-фундаментализму и даже русскому космизму: Брэдбери был уверен, что новая организация жизни на Земле уже невозможна, и её можно «раскрыть» только на других планетах.

В 2010 году, на своё 90-летие, на вопрос – почему не сбылись высказанные в 1950 году его пророчества о поселениях на Марсе, он ответил:
«Потому что люди – идиоты. Они сделали кучу глупостей: придумывали костюмы для собак, должность рекламного менеджера и штуки вроде айфона, не получив взамен ничего, кроме кислого послевкусия. А вот если бы мы развивали науку, осваивали Луну, Марс, Венеру… Кто знает, каким был бы мир тогда? Человечеству дали возможность бороздить космос, но оно хочет заниматься потреблением – пить пиво и смотреть сериалы».
Россию он недолюбливал по прозаической причине: потому что сначала в СССР, а потом и в РФ за издание его книг ему не платили ни цента. Брэдбери даже подсчитал, что за авторские права Россия ему должна 18 млн. долларов. Единственное положительное высказывание писателя о России было уже перед его смертью: «Россия станет мощной державой только благодаря тому, что люди научатся любить самих себя».
Он предчувствовал свою смерть, и очень переживал по этому поводу: Брэдбери ещё в юности рассчитал, что должен умереть в 100 лет, а в возрасте 80 лет отодвинул эту планку до 110 лет. «А на других планетах человек должен жить 200-250 лет», – полагал он.

Брэдбери всю жизнь мечтал улететь на Марс и окончить свои дни на этой планете. Даже его предложение о женитьбе его избраннице Маргарет было таким: «Я приглашаю тебя полететь со мною на Марс». Маргарет Брэдбери умерла в 2003 году на Земле, на этой же планете умер и Рэй Брэдбери – в 2012 году. В 1992 году он учредил премию за лучший фантастический киносценарий в рамках премии Небьюла (награды Американской ассоциации писателей-фантастов). Первым обладателем премии Брэдбери в том же году стал Джеймс Кэмерон за фильм «Терминатор-2: Судный день». Брэдбери с сожалением сказал тогда, что «у нас осталось не так много, чтобы всё это остановить».
В 1999 году Рэй Брэдбери дал интервью журналу Wired, в котором он подвёл черту своим визионерским проектам будущего.
- Опишите город будущего.
- Он должен быть похож на Диснейленд, который очень разумно построен. Его создатели посадили сотни деревьев и тысячи цветов, которые формально не были нужны, они предусмотрели места для отдыха с видом на фонтаны — всё это создает необходимый для жизни уют. Тридцать или сорок раз я был там на протяжении двадцати лет — ничего не хочется менять. И, по-моему, великий Дисней вдохновлялся в строительстве своих парков Парижем: я видел несомненные детали Нотр-Дам на его замке Спящей Красавицы. Для города очень важно, чтобы было много возможностей посидеть в комфорте и поесть. Именно двадцать тысяч парижских ресторанов делают этот город столицей мира. В Соединенных Штатах (особенно в Лос-Анджелесе, где я живу) люди разучились с удовольствием общаться, обедать и жить. Нам нужны города, где они могли бы заниматься самыми обычными делами — встречаться, ходить по магазинам, гулять и от всего этого получать удовольствие. Только для этого существуют города и ни для чего другого.

- Вы предлагаете закрыть наши знаменитые американские «хайвэи», разумно ли это?
- По-моему, вполне можно обойтись без автомашин и пользоваться только общественным транспортом. Лично я живу в Лос-Анджелесе 64 года и у меня никогда не было водительских прав. Автомобили разрушают города. По скоростным автодорогам ездят только потому, что они есть. К тому же, это очень хороший повод не сидеть в офисе и не заниматься делом. Гораздо лучше было бы построить огромные площади с большим количеством столов — сотни по четыре, где люди могли бы спокойно обедать. В углах этих площадей можно было бы расположить кинотеатр современного кино, кинотеатр старого кино, драматический и музыкальный театры. Люди должны общаться друг с другом и культурой.
- Многое ли сбылось из предсказанного вами в ваших рассказах?
- Практически всё, описанное в «451 градус по Фаренгейту», сбылось: влияние телевидения, рост значимости местных телевизионных новостей, пренебрежительное отношение к образованию. В результате существенная часть нынешнего населения Земли попросту лишена мозгов. Хочу лишь подчеркнуть, что я все это описывал совсем не для того, чтобы предсказывать будущее, я пытался помешать его приходу.
- А как вы предполагаете изменить систему образования?
- Наш президент сказал, что хочет подключить к компьютерной сети каждую классную комнату. Я могу согласиться лишь с тем, что это стоит делать со студентами. Начальную школу не надо привязывать к компьютерам, дети вначале должны научиться читать и писать, чтобы потом суметь прочесть инструкцию по обращению с компьютером. Необходимо вернуть обучение на уровень общения — с родителями, с учителем, со старшими товарищами. А что может знать правительство об образовании? Ровным счетом ничего.

(Жена писателя Маргарет Брэдбери)
- Сегодняшние третьеклассники в 2020 году, возможно, будут прогуливаться по поверхности Марса. Как мы должны готовить этих детей сегодня?
- Мы уже делаем это — я и мои ученики. Альберт Швейцер когда-то очень хорошо сказал, что надо пытаться делать что-то красивое, чтобы людям было чему подражать. Если вы мечтаете и вам удается разделить свои мечты с другими людьми, то они в конце концов захотят стать похожими на вас. Все космонавты, с которыми я общался, говорили, что они стали такими, как есть, под влиянием моих книг. Если и вы, и я много и творчески мечтаете, то будущее станет таким, как надо. Реальность будет уничтожать вас до тех пор, пока вы не начнёте общаться с ней на языке мифов и метафор. Наша главная мечта — это космические путешествия. Если нам удастся достичь ближайшей звезды с планетной системой, то человечество получит в свое распоряжение ещё один миллион лет существования. Но вообще-то самое главное в мечте — это влюбиться и любить. Студентов надо учить тому, как любить жизнь, как любить работу, как творить на пределе возможностей. Я всю жизнь любил делать то, что я делал, а влюбился впервые в 12 лет. Надо влюбиться во что-то в юности — археологию, мифологию, египтологию, пусть даже компьютерологию, — только в этом случае вы сможете изменить будущее.
- Как вы думаете, делают ли персональные компьютеры и Сеть будущее более дружелюбным обществу?
- Ни в коем случае. Главное — это личные контакты. Идите в библиотеку и постройте сеть из полдюжины ваших друзей и приятелей. Прекратите общаться по телефону, а тем более — по совершенно идиотскому Интернету. Это пустая трата времени.

- Итак: никакого Интернета, никаких компьютеров, даже никаких водительских прав. Послушайте, а не проходит ли современная жизнь мимо вас?
- Нельзя потерять то, чего у вас никогда не было. Если вам 12 лет и вы слышите разговор о сексе, то просто не понимаете, о чем идет речь. Я никогда не умел водить машину и поэтому я не знаю, чего я лишился. Я вырос со своими роликовыми коньками, велосипедом, перемещался на электричке и автобусе. При этом я уверен, что если вы поместите меня в комнату с карандашом и стопкой белой бумаги, а напротив посадите сотню людей за самые современные компьютеры, то я смогу создать нечто гораздо более интересное, чем все они, вместе взятые.
+++
ТОЛКОВАТЕЛЬ

О "НОВОЙ ПОРОДЕ" РОССИЯН

Российский деспотизм для Екатерины II был придуман Руссо, Монтескье, Бентамом, т.к. «по-другому управлять азиатами нельзя». А её ближайший соратник Бецкий взялся выводить новую породу россиян в «светских монастырях» – вне дворянского дискурса и рабов-крестьян. Из этой «породы» вышла интеллигенция. Так описывает основы России историк Джеймс Биллингтон.
Американский историк и советолог Джеймс Биллингтон написал книгу «Икона и топор. Опыт истолкования истории русской культуры» в 1966 году. Он, по сути, был первым советологом в США, который попытался понять Россию не через набор исторических фактов, а через её культурные, экономические и религиозные основы. Чуть позже по этому же пути пойдёт ещё один известный американский советолог – Ричард Пайпс.
Джеймс Биллингтон в 1970-е вошёл в американский истеблишмент, сейчас он занимает пост Директора библиотеки Конгресса. В одном из своих интервью он говорил:
«России свойственно в конце концов принимать общественную модель, которая раньше была отвергнута. Иногда об этом забывают. Но ведь известно, что древние славяне разбойничали в Восточно-римской империи и несколько раз нападали на Константинополь. Киевская княгиня Ольга в конце концов приняла православие, при этом фактически из рук византийского императора. Пётр Великий воевал со шведами 20 с лишним лет, но министерскую систему в империи организовал по шведскому коллегиальному принципу. После Наполеона Россия на долгие десятилетия стала самым франкофильским государством Европы, а французский превратился в единственный язык элитарного дворянского дискурса. Нечто похожее произошло и в ХХ веке: вы долго противостояли Америке, а потом приняли американские принципы, защищающие правовое государство, закон, конституцию и демократию».
Впрочем, Биллингтон также часто говорил, что российской деспотии свойственно время от времени и откатываться назад в своём подражании Западу. Тем не менее, американский советолог уверен, что наша деспотия – это продукт, импортированный с Запада, просто в азиатских условиях он приобретает такие формы. Мы публикуем отрывок из его книги «Икона и топор», посвящённый становлению российской европеизированной деспотии при Екатерине II.
«Начало российского Просвещения началось с притоком в Москву учёных из Белоруссии и монахов с Украины во времена раскола русской церкви. Кстати, монахи и семинаристы продолжали играть существенную роль в российском Просвещении вплоть до XX столетия: им русская светская мысль отчасти обязана своим религиозным накалом. В то же время ориентированные на Запад новообретённые области империи немало способствовали освоению русскими умозрительной философии и художественных норм классицизма, которые вскоре возобладали в дворянской культуре. Во времена польского владычества Киев превратился в восточный форпост академической учёности и барочной архитектуры, а вернувшись под власть России, он почти столетие оставался главным оплотом образования.
Киево-Могилянская коллегия являлась ближайшим подобием гуманитарного университета западного типа. С 1721 по 1765 годы были основаны 28 семинарий — и все по киевскому образцу; и вероятно, не будет преувеличением сказать, что Киев в XVIII веке обучал Россию не только чтению и письму, но и абстрактно-метафизическому мышлению, которое оказалось столь привлекательным для образованных дворян.
Только к концу царствования младшей дочери Петра Елизаветы это лишённое корней и всё же восторжествовавшее сословие обрело собственный язык, приобщаясь к языку и культуре Франции. Царствованием Елизаветы открывается период творческой продуктивности, который по справедливости может быть назван золотым веком российской аристократии и длится приблизительно от 1755-1756 до 1855-1856 годов.
В 1755-1756 годах в России была впервые исполнена русскими артистами русская опера, создан первый русский постоянный театр, основан первый русский университет. Столетьем позже взошёл на трон Александр II: он освободил крепостных крестьян, открыв путь ускоренному промышленному развитию России, и тем положил конец особому социальному статусу дворянства. В смысле отношений с зарубежными странами эти временные рамки также знаменательны: в 1756 году произошла «дипломатическая революция», сблизившая Россию с дореволюционной Францией; в 1856-м закончилась Крымская война, которая ознаменовала первое сокрушительное поражение старого российского правопорядка, обеспечившее приток и восприятие либеральных идей победителей — англичан.
В общих чертах можно говорить о просветительском XVIII и романтическом XIX веках, о культе Вольтера и Дидро, сменившемся поклонением Шеллингу и Гегелю; о том, как вслед за франкофильскими реформами Екатерины и Александра I их преемники Павел и Николай насаждали прусскую дисциплину; об универсальной галломании, несколько ослабевшей сперва вследствие революционного террора, а затем — ввиду наполеоновского нашествия 1812 года. Так или иначе, на всём протяжении этого столетия противоборствовали французский и германский подходы к политическим, личностным и эстетическим проблемам.
Самонадеянный оптимизм Екатерины II породил и предложил ей дилемму деспота-реформатора. Эта дилемма стала наваждением для её внука Александра I и его племянника Александра II, а внук последнего Николай II ужасался самой мысли о ней. Как сохранять самодержавие и иерархическую социальную систему, в то же время проводя реформы и насаждая образование? Каким образом самодержавный монарх будет внушать надежды на улучшения и не столкнётся при этом с революционным подъёмом несбыточных ожиданий?
Обоим Александрам, как и Екатерине, пришлось умерять либерализм первых лет царствования и прибегать в конечном счёте к репрессивным мерам. И каждому из них наследовал деспот, который стремился покончить со всяческими реформами. Но прусские методы этих преемников — Павла, Николая I и Александра III — не способствовали разрешению насущных государственных проблем и лишь усугубляли потребность в преобразованиях. Более того, сводя на нет усилия умеренных реформаторов, Павел, Николай I и Александр III играли на руку преобразователям-экстремистам и оставляли в наследство преемникам искусственно взвинченные и завышенные общественные ожидания.

***
(Как европейцы институализировали российский деспотизм)
Вольтер был фигурой скорее символической; зато офранцузившийся немец Фридрих Гримм служил при Екатерине главным придворным поставщиком новостей. Гримм стал в Европе чем-то вроде рекламного агента Екатерины, и лишь отчасти шутил, когда перефразировал «Отче наш»: «Мати наша, иже еси на Руси…», устанавливал символ веры: «Верую во единую Екатерину» и положил песнопение «Те Catherinam laudamus» на музыку Паизиелло.
Вольтер же, избегая сугубо христианской терминологии, именовал Екатерину «священнослужителем нашего храма» и возвещал, что «нет Бога, кроме Аллаха, и Екатери­на — пророк Аллаха». Лишь такому более последовательному материалисту, как Гельвеций, удалось воздержаться от религиозных выражений: он посвятил свой последний капитальный труд «О человеке, его умственных способностях и его воспитании» Екатерине, названной «оплотом в борьбе против азиатского деспотизма, по силе разума достойной судить иные нации, как достойна она править своей».
Монтескье служил ей основным источником вдохновения. Она вчитывалась в произведение наставника по три часа на день, именовала «Дух законов» своим молитвенником и копировала соображения Монтескье чуть ли не в половине статей «Наказа».
Монтескье же говорил о том, что Россия из-за своих размеров и печального наследия обречена на деспотическое правление. Изобретенные Монтескье аристократические «посредствующие учреждения» между монархом и подданными служили, по разумению Екатерины, не для того, чтобы дифференцировать исполнительные, законодательные и судебные функции власти, а для консолидации деятельности правительства и создания дополнительных возможностей самодержавного властвования.
В целях рационального упорядочения экономической жизни Екатерина сперва обратилась (по совету Дидро) к французскому физиократу Лемерсье дела Ривьеру; затем послала двух профессоров из Москвы на выучку к Адаму Смиту в Глазго. Её наиболее самобытным начинанием было основание в 1765 году Вольного экономического общества по распространению в России нужных для земледелия и домостроительства знаний — своего рода неофициального консультативного совета. Через два года она предложила вознаграждение в тысячу золотых тому, кто составит наилучшие рекомендации, как организовать российскую сельскохозяйственную экономику «на общее благо». Общество получило 164 конкурсных работы со всех концов Европы — больше всего, разумеется, из Франции; француз и удостоился премии.

Даже когда шла подготовка к четвертованию Пугачёва, Екатерина продолжала переписываться с корсиканским революционером Паоли (а другой беспокойный корсиканец, тогда еще безвестный Наполеон Бонапарт, собирался поступить к ней на службу).
И лишь после Французской революции Екатерина оставила мысль о реформах и занялась окончательным утверждением безоглядного деспотизма. Но всё же она передала свою дилемму в наследство Александру I, дав ему в наставники швейцарского республиканца Лагарпа и замкнув его в избранном аристократическом кругу либеральных англофилов. Александр I, в свою очередь, заразил Александра II всё тем же пристрастием к частичным реформам, сделав наставником будущего «царя-освободителя» в самом нежном возрасте своего былого друга либеральных дней Михаила Сперанского.
От времен Екатерины дворянские мыслители усвоили всего-навсего обыкновение искать все ответы на Западе. Они привыкли воображать радикальные реформы на абстрактно-рационалистической основе, а не добиваться постепенных изменений с учетом конкретных условий и традиций.
Особую популярность при Екатерине приобрело неясное представление, что новообретённые южные провинции могут оказаться девственной и благодатной почвой для возникновения на пустом месте новой цивилизации. Вольтер сообщал Екатерине, что он переберётся в Россию, если столица будет перенесена из Санкт-Петербурга в Киев.
Пределом ранних мечтаний Гердера о славе земной было стать для украинцев «новым Лютером и Солоном» и превратить этот нетронутый и плодородный край в «новую Элладу». Бернарден де Сен-Пьер уповал на то, что равноправную земледельческую общину, некую новую Пенсильванию, можно создать где-нибудь возле Аральского моря. Сама Екатерина мечтала превратить недавно заложенный на Днепре ниже Киева город Екатеринослав в грандиозный центр мировой культуры, а отвоеванный у турков черноморский порт Херсон сделать новым Санкт-Петербургом.

Вместо того чтобы вплотную заняться конкретными проблемами своей страны, Екатерина на старости лет пленилась своим «великим замыслом» взять Константинополь и поделить Балканы с Габсбургской империей.
Завоевав наконец всё северное побережье Черного моря, Екатерина изукрасила его гирляндой новых городов, нередко основанных на месте древнегреческих поселений, — таких, как Азов, Таганрог, Николаев, Одесса и Севастополь. Последний, воздвигнутый в качестве крепости на юго-западной окраине Крымского полуострова, получил греческое наименование — перевод римского имперского титула Augusta. Выстроенный английским морским инженером Сэмюелом Бентамом «властительный град» («sevaste poIis») вдохновил знаменитого брата Сэмюела Иеремию на жутковатый проект паноптикона: тюрьмы, в которой срединный соглядатай может созерцать все камеры.
Ближайшим реформатором при Екатерине стал Бецкой. Он родился в Стокгольме, воспитывался в Копенгагене, провёл молодость в Париже и находился в дружеских и интимных отношениях с множеством второстепенных германских княгинь, в том числе с матерью Екатерины Великой. Когда же Екатерина взошла на трон, Бецкой предложил ей свои услуги, имея превосходную умственную и физиологическую квалификацию придворного.
Как и любимейших фаворитов Екатерины, Орлова и Потемкина, Бецкого привлекала к ней и располагала в пользу её преобразовательных замыслов неприязнь к более родовитой и благополучной аристократии. В то время как старшее поколение знати в большинстве своем сочувствовало стремлению Панина ограничить самодержавную власть в пользу аристократического Совета, Бецкой и его единомышленники стояли за расширение царственных прерогатив. Старшее поколение склонялось к взвешенному рационализму Вольтера и Дидро, между тем как придворные предпочитали химерические идеи Руссо.

Орлов предлагал Руссо переехать в Россию и поселиться в его поместье; один из Потёмкиных стал главным переводчиком Руссо на русский язык; Екатерина то и дело удалялась в свой руссоистский «Эрмитаж»; а «генеральный план воспитания», представленный ей Бецким, был заимствован из «Эмиля» Руссо.
Бецкой пытался вывести в России «новую людскую породу», отвергнувшую искусственность современного общества во имя возвращения к естественному образу жизни. Правительство должно было принять на себя ответственность за новые принципы обучения, призванного развивать не только ум, но и сердце, содействовать как физическому, так и духовному развитию и ставящего во главу угла нравственное воспитание. Незаконнорожденные и сироты – «отверженцы» общества – избирались в качестве краеугольных камней нового храма человечности.
После пристального изучения светской филантропической деятельности в Англии и во Франции Бецкой основал в Москве и Петербурге детские приюты, которым надлежало стать мощными орудиями содействия новому российскому Просвещению. Первые из них были учреждены затем, чтобы «искоренять вековые предрассудки, давать людям новое воспитание и новое порождение». В этих светских монастырях им полагалось пребывать в полнейшей изоляции от внешнего мира с 5-6 лет до 18-20.
Как Монтескье в политике, так Бецкой в области воспитания задал тон многим последующим российским дискуссиям. Наиболее важным связующим звеном между екатерининской Россией и советской революционной державой является создание нового разряда людей умственного труда, не связанных с церковью, знатью и основной азиатской массой населения (крестьян) и по натуре склонных к всеобщим преобразованиям.

Бецкой заявлял, что посредством воспитания будет взращено «третье сословие» российских подданных в дополнение к дворянству и крестьянству. Образованные люди умственного труда и в самом деле явились новым общественным сословием, стоящим вне табели о рангах, введённой Петром. Сплотились они, однако, не как класс просвещённых государственных служащих (на что уповал Бецкой), а как «интеллигенция», чуждая государственной машине. Такой и оказалась «новая порода людей», возникшая в царствование Екатерины: неофициальное «третье сословие» между правящим дворянством и рабами-крестьянами».
+++
Ещё в Блоге Толкователя о России XVIII века:
Во время правления фаворита Бирона (при Анне Иоановне) были заложены многие основы российского управления. Среди отрицательных – продажная дипломатия и госPR положительного образа России в западных СМИ. Так, Бестужев-Рюмин получал от англичан за лоббирование кабального торгового договора 2500 фунтов ежегодно, а голландские СМИ за PR России – 5000 рублей в год.

***
Свой статус современная российская элита подтверждает в том числе сверхпотреблением. Это не уникальное явление: в XVIII веке точно также вело себя отечественное дворянство. Высшее сословие тратило огромные средства на приобретение импортных деликатесов, престижность которых превышала их потребительские свойства. Импорт только алкоголя тогда по сумме превышал экспорт текстиля и металла.

+++ТОЛКОВАТЕЛЬ

"ЗОЛОТОЙ ДЮК" ЕВЕ НЕЙМАН


 


Главную премию Одесского кинофестиваля получила лента "Песнь песней". Второй "Золотой Дюк" был вручен режиссеру этого фильма Еве Нейман за лучший фильм фестиваля.
Получившая кинематографическое образование в Германии и снимающая свои картины в Украине Ева  Нейман после документалистики сделала две картины по прозе Фридриха Горенштейна, получившие несколько наград на фестивалях, а в новой картине обратилась к Шолом-Алейхему, классику литературы на идиш.
Экранизаций произведений Шолом-Aлейхема немного, первой был фильм Алексея Грановского "Еврeйское счaстье" – немой фильм, снятый в СССР в 1925 году с Соломоном Михоэлсом в главной роли.
И вот "Песнь песней" Евы Нейман.
Сюжет прост. Мальчик и девочка: фантазер, верящий в свою силу волшебника Шимек и внимающая ему совсем земная Бузя. Выросший Шимек уезжает в город учиться и начинать свою самостоятельную жизнь, а когда приезжает навестить родителей, то застает Бузю накануне свадьбы, помешать которой он не в силах.
Ева Нейман в программе "Культурный дневник"
– Воплощая на экране описанный Шолом-Алейхемом замкнутый мир еврейского местечка, снимали ли вы свой фильм о евреях или о людях вообще?
– Шолом-Алейхем описывал замкнутое еврейское местечко, но речь же у него не только об этом… Если бы исключительно об этом, то и читали бы его только в замкнутом еврейском мирке. А Шолом-Алейхема люди читают во всем мире и узнают в его героях своих родственников совершенно независимо от национальности. И что это вообще значит "фильм о евреях"? Ну так случилось, что Шолом-Алейхем – мой любимый писатель. Oдин из на самом деле немногих моих любимых писателей, и он, да, писал о евреях. Ну и хорошо…(смеется).   Да, это мне очень близко на самом деле. Но я же не взяла какого-то другого писателя, который писал о евреях, про еврейское местечко… "Песнь песней" Шолом-Алейхема произвела на меня впечатление драгоценности, в которой простота и хрупкость являются мощью…
– Ева, вы сделали свою третью художественную полнометражную картину. Приxодит ли опыт? Есть ли у вас понимание, что теперь у вас больше опыта, чем картину или две картины назад?
– Да, опыт приходит, безусловно. Просто опыт – это не такая вещь, чтобы обязательно был позитив. В любом опыте, как и вообще в любой вещи, есть свои плюсы и свои минусы…
– С чем стало легче?
– Нет, легче не стало, хотя я должна признаться, что работа над этим фильмом меня делала счастливой. То есть легко мне не было, но мне было очень хорошо: у меня была прекрасная группа… И это тоже опыт. Это группа, с которой я работаю уже не в первый раз, а во второй с половиной. Мы уже как бы знаем друг друга… И нам было очень комфортно и приятно друг с другом работать. А мой первый опыт – опыт работы на моей дебютной картине? Ну это был безумный кошмар, это был ужас. Это был ужас по разным причинам, и в том числе по причине моей неопытности в работе с людьми… Вот теперь этот опыт работы с людьми понемногу приходит, но он приносит в отношениях не только плюсы, но и минусы.

– У вас складывается или уже сложилась своя труппа, актеры переходили у вас из фильма в фильм, среди них есть известные профессионалы, и вы, видимо с ними как-то и по-человечески сблизились, с Мариной Полицеймако или с Альбертом Филозовым, например. Но у вас снимаются и актеры-любители…
– Конечно, в моих фильмах много актеров-любителей. Но скажу сначала о Марине Витальевне Полицеймако. Это мой большой друг. Она человек, которым я всегда буду восхищаться – ею самой и ее искусством. Это для меня невиданная мощь. Я каждый раз, когда я рядом с ней, я все надеюсь (я прямо молюсь на это знакомство) и все хочу, чтобы от нее что-то  "полиняло" на меня. Это актриса (и вообще художник), у которой есть бесконечно чему учиться, чем восхищаться, и она непостижима. И она стала моим большим другом.
– А актеры-любители – они, видимо, где-то еще работают на других работах? Они снимаются только у вас? 
Ева НейманЕва Нейман
– Да, мои неактеры работают, естественно, на других работах. Есть среди них такие, которые снимаются только у меня, но не потому, что так хотят. Они хотели бы сниматься и еще у кого-нибудь другого, но пока не случилось. Но я надеюсь, случится. Например, Арина Постолова, которая играет у меня взрослую Бузю. Это не актриса, но я работаю с ней уже в третьей картине, и я можно сказать в нее творчески по-хорошему влюблена. Она очень хочет сниматься, и я ей желаю удачи и очень надеюсь, что ее оценят так же, как оценила ее я.
– У вас есть десять очень любимых вами кинокартин, созданных другими режиссерами?
Это для меня абсолютная драгоценность: красота, созданная двумя художниками – Шолом-Алейхемом и царем Соломоном
– Ну, конечно, есть. Но на самом деле это величины изменяющиеся. Десять лет назад я назвала бы совсем другие картины, чем сегодня. Или, может быть, те же, но в другой последовательности. Мне легче назвать режиссеров, которые являются для меня, нет, не камертоном, но это, грубо говоря, высшая лига в моем представлении. Из русских – Тарковский. Дaлее Карл-Tеодор Драйер. Феллини очень люблю. Чарли Чаплин. И моя неменяющаяся страсть – это японские режиссеры. Я не устаю от них никогда, и они всегда для меня абсолютный приоритет. Это настоящая страсть. Это Куросава, Кобаяси, Одзу. Вот это для меня абсолют. Я люблю и Бунюэля. Отношение к его картинам у меня меняется во времени, но он из моей "высшей лиги" никогда не выходит. Кто еще? Бергман. Ну Бергман снимал просто очень-очень много, поэтому не все его произведения у меня в любимых. Это, собственно, и с другими режиссерами так. Но тем не менее это моя абсолютная страсть и приоритет – те, кого я назвала. Есть, конечно же, и замечательные американские режиссеры. Кубрик, например. Но я его никогда не назову, потому что это от меня далеко. Но я все равно смотрю его фильмы, как завороженная, и тем не менее это не мое кино. А вот японцы!.. Казалось бы, что мне у них может быть близко?  Но они меня просто околдовывают. Я не прекращаю смотреть их фильмы вот уже 20 лет. А некоторые картины смотрю часто, регулярно… А когда долго не пересматриваю, то у меня возникает ощущение, как будто атмосфера разряжается… А какие у японцев актеры! Какое чувство формы! Меня интересовало в "Песне песней" Шолом-Алейхема в первую очередь не еврейство и даже не сюжет. Там ведь даже и не сюжет, а скорее намек на него. И он, сюжет, очень прост: это юношеская любовь, которая не сложилась, или, точнее, не привела к свадьбе. Ну не это же меня бесконечно вдохновляло на тяжелую работу над фильмом! А красота произведения Шолом-Алейхема и его впечатление от "Песни песней" царя Соломона, которую он читал с детства, которую он полюбил, которая была им абсолютно впитана и переплетена с его жизнью. И красоту этого произведения он никогда не забывал. И это для меня абсолютная драгоценность: вот эта красота, созданная двумя художниками – Шолом-Алейхемом и царем Соломоном. Вот это и было для меня тем, к чему я хотела прикоснуться. Понимаете? Не еврейское бытописание. И не несчастная любовь. Ну это тоже есть, конечно. Но только в контексте. Это Шолом-Алейхем сделал так, чтобы я этим не просто заинтересовалась, а полюбила. В этом убедительная сила его искусства.




Источник: http://www.svoboda.org/co...
Автор: Юрий Векслер

ОТ ЛЮБИМОГО ЕВРЕЯ РОССИИ

Лучшие казусы ,приколы ПОЛЕ ЧУДЕС !!!
Приятного ВСЕМ просмотра!

ЧЕМ ЧЁРТ НЕ ШУТИТ, А ВДРУГ

Очень часто простые вещи - это единственное, что помогает. Ниже я расскажу об упражнении, которое реально помогло при сильнейших болях в спине.
"Спина так болит, что не хотеться жить" - недавно эти слова ломали всю надежду, что у дедушки будет нормальная жизнь. Вы понимаете, что больно слышать такое от близкого человека.
И надежды не так много, когда знаешь, что у него тромб в ноге, один глаз не видит из-за глаукомы, и да ладно, если бы не недавно перенесенный инсульт... 
Конечно, он пробовал различное лечение: врачей, лекарства, терапевтов и целителей...да, в чем-то ему помогли, в чем-то сделали хуже...иногда становилось ему легче, но в целом было не только трудно двигаться, а и больно лежать.
Говорит: "Мне бы избавиться от болей в спине и все хорошо".
Сказал дать ему упражнение, которое он сможет делать. Я ждал и готовился к этому моменту:)
Говорю: "В одну сторону иди  вот так":
"а в другую так":
Все очень просто! В одну сторону идти носками в стороны, в другую пятками в стороны.  
Включаются глубокие мышцы таза и стабилизируется тонус мышц спины и живота.
Он ходит и смеется: "В одну сторону, как Чарли Чаплин, а в другую - как Пугачева".
Правильное движение - это здоровье и сила!  Теперь спина не болит, дедушка спокойно ходит. 
Конечно, это упражнение не избавило от других болезней, говорит теперь: "Вот бы снова видеть лучше!"
Правильно, иди дальше! Ему только 74 года, подберем еще и для глаз что-то.
Главное делать:) опубликовано econet.ru
Автор: Максим Усольцев




Источник: http://econet.ru/articles...

ВОТ ЭТО СТАРИК!

 Японский старик. Класс!!! Видео


 
 
Дата загрузки: 31 янв. 2012 г.
種明かしはこちら→
http://magician03.web.fc2.com/

УНИКАЛЬНАЯ ХРОНИКА






ОСВЕНЦИМСКИЙ АЛЬБОМ: ФОТОГРАФИИ
В мае-июне 1944 г. один или два эсэсовских офицера сделали около 200 фотографий во время прибытия в Освенцим очередного поезда с евреями из Подкарпатской Руси (нынешней Закарпатской Украины, а тогда оккупированной Венгрией части Чехословакии). Потом аккуратно вклеили эти фотографии в альбом, сделали подписи. Для кого предназначалась эта работа — неизвестно, но получилось так, что альбом потом обнаружила еврейская девочка Лили Якоб, прошедшая через Освенцим, и чудом оставшаяся в живых. Семья Лили вся погибла в газовых камерах, а сама она, признанная годной для работы, в итоге оказалась в концлагере Дора-Миттельбау под Бухенвальдом, где уже после освобождения случайно обнаружила альбом с фотографиями в брошенной охранниками казарме. На фото она нашла своих родственников, дедушку с бабушкой. Многие годы Лили хранила у себя этот альбом, после чего в 1980 г. передала его в музей Холокоста «Яд ва-Шем» в Иерусалиме. По сути, Освенцимский альбом — это единственный архив документальных фотографий действующего Освенцима, если не считать нескольких, сделанных во время его строительства и подпольно самими узниками. В эти дни в Пражском доме фотографии проходит выставка всех 200 фотографий из альбома. Некоторые из которых я хочу показать здесь.

Фотографии в альбоме представлены в хронологическом порядке — от прихода эшелона к платформе ж/д станции Освенцима до направления тех, кто не прошел отбор, на «санобработку» — то есть в газовые камеры. 


Прибытие:

Эти люди приехали с вещами. Они не знают куда приехали, не знают, что вещи им уже не понадобятся.

Начало сортировки. Здесь эсэсовцы сортируют прибывших — мужчин, женщин, стариков и детей. Определяется их способность работать. В основном, это контингент еврейских гетто, который венгры долгое время не отдавали немцам в концлагеря для уничтожения. Для венгерских евреев в Биркенау был построен особый «Депотлагерь».





Здесь организовывать людей в группы помогают «капо» — лагерный актив заключенных. Они знают, что скоро произойдет с теми, кто прибыл на этом поезде. Женщина с младенцем на руках, старухи в платочках, мужчина в лохмотьях — рассмотрите эту фотографию внимательно. Это такая сцена из Дантова ада, при этом совсем не эмоциальная — просто идет деловитый отбор людей, которые в ближайшие два-три часа отправятся в газовую камеру, а потом в печь.


Мужская группа. Здесь не только обитатели гетто, но и те, кто попадал в лапы СС во время облав, жители городов и деревень.





Дети, женщины, пожилые люди — эти все сразу отправлялись в газовые камеры. К середине 1944 г. операции по уничтожению евреев в Освенциме II (Биркенау) носили характер производственного процесса. Четыре газовые камеры с газом «Циклон Б» и четыре крематория работали практически без остановки. Когда крематории не справлялись, людей сжигали во рвах за ними. 

Удивительно, на этой фотографии — родные братья Лили Якоб.









Инвалиды, люди с отклонениями в развитии, пациенты психиатрических клиник, старики уничтожались немедленно. 









Женщины с детьми, которые не могут работать, отправляются на «санобработку». Это окончание их долгого пути в Освенцим-Биркенау. Через несколько часов все будут убиты в газовой камере. Но они еще этого не знают.



Когда смотришь на этот снимок, останавливается сердце.







Женщины и дети сидят в сосновой роще на территории лагеря между 3 и 4 крематориями. Они ждут своей очереди, чтобы пойти в газовые камеры. Иногда, когда загрузка была особенной большой, нужно было ждать 6-8 часов. 





Комендант Освенцима Рудольф Хёсс:
Гиммлер посылал в Освенцим разных функционеров партии и СС, чтобы они сами увидели, как уничтожают евреев. Все при этом получали глубокие впечатления. Некоторые из тех, кто прежде разглагольствовали о необходимости такого уничтожения, при виде «окончательного решения еврейского вопроса» теряли дар речи. Меня постоянно спрашивали, как я и мои люди могут быть свидетелями такого, как мы всё это способны выносить. На это я всегда отвечал, что все человеческие порывы должны подавляться и уступать место железной решимости, с которой следует выполнять приказы фюрера.
Страница из альбома.


Лили Якоб, приехав в Израиль, показывает альбом израильскому премьер-министру Менахему Бегину. Много лет на этих фотографиях люди узнавали своих родственников. Почти каждую неделю к Лили приезжал кто-нибудь и рассматривал фотографии в надежде найти своих родных. Лили Якоб умерла в 1999 году. 

Тех, кто выглядел физически здоровым, отбирали для работы. Их брили наголо, наносили татуировки с личным номером и одевали в разное рванье, которое оставалось от узников, которые уже умерли. Работа была разной — уборка мусора и разбор завалов, угольные шахты, каменоломни, военные заводы. Кормежка впроголодь, бараки без отопления. Обычно в таких условиях даже физически крепкие люди выдерживали 3-4 месяца. Всего в Освенциме были приписаны к различным производствам около 405 тысяч заключённых. Из них более 340 тысяч скончались от болезней и избиений, либо были казнены.


Здоровые женщины использовались в сельском хозяйстве — батрачили на местных фермах, на швейных производствах — шили солдатскую форму, работали на сборочных линиях военных фабрик. 





Прибытие нового контингента в один из сорока рабочих лагерей комплекса Освенцим-Биркенау. 

Здесь больше нет ни детей, ни стариков — они уже все умерщвлены и отправлены в крематорий. Дым от пяти крематориев часто виден на этих фотографиях.


Лили Якоб нашла себя на этой фотографии.

После того как транспорт пришел и очередная партия прибывших разобрана, начинается сбор и сортировка отобранных у людей вещей. Евреи, которых отправляли в Освенцим, были уверены, что едут в лагерь, чтобы жить там. Поэтому брали с собой все, что могли. В чемоданах и мешках везли одежду, посуду, домашнюю утварь. Все то, что могли взять с собой из обычной жизни или жизни в гетто. После прибытия каждого поезда на платформах железнодорожной станции оставались тонны домашнего скарба, который аккуратно сортировался и использовался немцами в дальнейшем.




На некоторых чемоданах трогательные надписи, которые оставлял хозяин — как его зовут и адрес (cлева). В правом верхнем углу виден дымок — это сгорает хозяин того чемодана.



А это самая неприятная работа — разбор вещей людей, которые были отравлены в газовой камере. Тех, кого умерщвляли, должны были раздеться перед смертью. Или как им объясняли — перед санобработкой. Эти вещи разбирают обычные заключенные.

Сортировка обуви. Хорошая отправлялась на склад, а потом шла на распределение гражданскому населению Германии. Обувь сгоревших в крематориях Освенцима евреев донашивали граждане Третьего рейха.

Граждане Третьего рейха и супы варили в кастрюлях, которые были отсортированы в Освенциме.

Эти несчастные закарпатские евреи везли с собой даже плетеные бутыли с водой и вином. Им говорили, что хотят обеспечить безопасность и укрыть их в надежном месте.

Я не могу сказать определенно, кто эти женщины в спортивных костюмах и нетронутыми прическами — вольнонаемные жители или польские заключенные из известного отряда «Канада», которые занимались сортировкой вещей («канадой» немцы их называли в издевку — для поляков это слово было синонимом богатой жизни, польские эмигранты слали из Канады посылки родственникам). Первые работали там за скудный паек, вторые были по сути рабами для господ офицеров.

Видите, они здесь смеются. Люди такие, они ко всему привыкают, даже к такому. Не стоит их осуждать.

Женщины носят тюки с вещами на склад. 35 таких складов с вещами убитых евреев в январе 1945 эсэсовцы подожгут — их не успели вывезти.

У девушки в руках две инвалидные трости. Здесь разбирают остатки вещей тех, кто приехал сегодня утром в том самом поезде в Освенцим. 

Всё, на этом я закончу, сил больше нет.

ЗАЧЕМ? ЗАЧЕМ МЫ СНОВА И СНОВА ВСПОМИНАЕМ ОБ ЭТОМ? ЗДЕСЬ ВСЁ ПРОСТО: СЛИШКОМ МНОГО НА ЗЕМЛЕ ТЕХ, КТО МЕЧТАЕТ ПОВТОРИТЬ КРОВАВЫЙ ОПЫТ ХОЛОКОСТА.
Красильщиков Аркадий - сын Льва. Родился в Ленинграде. 18 декабря 1945 г. За годы трудовой деятельности перевел на стружку центнеры железа,километры кинопленки, тонну бумаги, иссушил море чернил, убил четыре компьютера и продолжает заниматься этой разрушительной деятельностью.
Плюсы: построил три дома (один в Израиле), родил двоих детей, посадил целую рощу, собрал 597 кг.грибов и увидел четырех внучек..